557
0

Мука, вода и молитва

Первоуральский священник Владимир Гусев открыл в приходе пекарню. И угощает прихожан бездрожжевым хлебом и куличами, которые месяцами не черствеют.


У нас хлеб дорогой. Максимальная цена — 200 рублей, минимальная — 150 за буханку. Но те, кто знают, берут. Особенно пенсионеры, — говорит  Владимир Гусев, настоятель прихода во имя Смоленской иконы Божией Матери. 

Через дорогу от церкви супермаркет— там хлеб по 30 рублей, а пасхальный кулич можно купить за 19. Но местные предпочитаю ходить в церковь.

 Они половину булки магазинского хлеба съедят — не наедятся. Такой хлеб есть — что кукурузу охранять. А тут маленький кусочек съел и насытился, — поясняет священник.

На столе приходской пекарни — партия куличей, с изюмом и глазурью на желатине. В них, по словам отца Владимира, только натуральные ингредиенты. В тесто добавляют сливки и яйца, а основа — опара на закваске. Говорят, рецепт простой — мука и вода.

Куличи будут печь всю неделю после Пасхи.Если быстро разберут, в приходской пекарне еще сделают. Здесь «на склад» не работают, говорят, выпечка не залеживается.

 — У нас рядом стоят магазин и аптека. Грустно это. У меня в приходе много онкологических  больных. В прошлом году 9 человек проводил — это люди, у которых вредных привычек не было. Откуда рак? От этой дряни, от дешевых продуктов на химии. За наши деньги нас травят.

 Именно потому, что испортился хлеб, Владимир Гусев два года назад решил печь его самостоятельно.

 Я сам люблю все делать

 Хлеб стал какой-то невкусный в магазине. И мы стали по булке есть — думаю, да что ж такое-то? Это никуда не годный хлеб: он еще и плесневеет быстро. И у нас все, что дешево, то ненатуральное, — рассказывает Владимир Гусев.  

Священник (а в прошлом — предприниматель)  решил узнать, как печь самостоятельно: залез в интернет и начал искать рецепт. Нашел, как делать закваску, ставить тесто. И попробовал — испек два ржаных каравая. Четверть булки с домашними съели еле-еле. Хлеб оказался очень сытный.

Владимир Гусев с добровольной помощницей пробуют делать в пекарне и бездрожжевую выпечку 

Как только дома с выпечкой стало получаться, отец Владимир начал заниматься приходской пекарней. Проходил, как он говорит, интернет-обучение, параллельно покупал оборудование, ездил на мастер-классы. 

Там женщины — с высшим образованием. Парни молодые, которые хотят на этом деле зарабатывать. Из мужиков такого возраста я один. На тот момент у меня год опыта работы с пекарней был. И я всего один момент хотел посмотреть. А мастер-классы обогащают тем, что ты еще не знаешь. 

По рецепту бабушек и прабабушек 

Сначала — хлеб для прихожан. Потом производство вышло за рамки «храмовых вопросов». И помещение пекарни выросло в 4 раза. Первое занимало всего 10 квадратных метров.

 Тут все вместе было: печь, стеллажи рабочие. Был китайский тестомес, теперь — два итальянских.

Один Владимир все купил сам, говорит, «залез» в кредит. Второй подарил благодетель прихода.  

На тестомесе делают тесто для куличей 

Святая святых здесь — закваска. Ее хранят в холодильнике при плюсовой температуре — от 6 до 10 градусов. Секретных ингредиентов нет — мука, вода и молитва. На окне в пекарне сделан маленький иконостас.

Закваску вывели больше года назад — с тех пор и пользуются. Периодически ее «кормят» — взвешивают смесь и добавляют в пропорции 50 на 50 воду и муку.

У бактерий появилась «еда» — и они будут перерабатывать. Эту закваску «выращивали» наши прадеды и прабабушки, которые пекли в русских печах. Все, что идет через сквашивание, — самое полезное для организма. Ржаные хлеба — они более кислые, больше всего полезны.

На закваске ставят опару: добавляют муку и воду, а как опара настоится  — замешивают тесто. Опара есть ржаная и пшеничная. В ржаную идут подсолнечные семечки, семечки тыквы. В пшеничную — лен и кунжут.

В пекарне две печи — электрическая и дровяная. В электрической прогрев идет снизу и сверху. В дровяной — со всех сторон. Формовой хлеб в такую не ставят. Только подовый — на камне.

Готовая булка может месяцами храниться, уверяет отец Владимир.

— Одна прихожанка рассказывала — уехала в отпуск, про хлеб забыла. Вернулась — а он такой и стоит, ничего ему не сделалось.

Так выглядит закваска

Из магазинской муки такой хлеб не получится. Муку заказывают в других регионах — напрямую у производителей. Ржаную муку привозят из Тверской области,  пшеничную — из Ставропольского края.

У нас ржаной хлеб сразу получился, а белый никак не выходил. И вот я видео делаю — отправляю своему наставнику, который учил меня печь, он мне дает телефон фермера. Тот живет в Ставропольском крае, производит зерно на импорт, в основном.  

 И мы с матушкой летали туда, посмотрели, как они выращивают злаки. Мне просто нужно было знать — это слова или дела. Они работают безпахотным методом — называется технология «Наутил». Техника там американская с большими колесами — чтобы не мять почву. Возьмешь в горсть этой земли: в ней червяки ползают — и вся почва на поле пахнет перегноем.

Делать выпечку и выходить на рынок

Владимир показывает: на полках пекарни стоят канистры — это подсолнечное масло, тоже из Ставрополья, пахнет семечками. Говорит, от магазинского даже сковородку отмыть сложно — на нем продукты горят. Это совсем не то, что натуральное.

Я вообще за натуральные продукты, поэтому сам стараюсь все дома делать.Тушенку и колбасу готовлю, правда, только для своих. Сын младший говорит, что фанат моего хлеба и колбасы.

Сейчас в пекарне хотят делать бездрожжевую выпечку — булочки и пироги.

Я как-то привозил зеленый биогорох. Он дорогой, 130 рублей за килограмм. У меня в пекарне девушка тренировалась — сделала из зеленого гороха пирог. Я матушку спрашиваю — «Ну, угадай, что за начинка?». Она говорит — «Ем, и понять чего-то не могу». Говорю — «Зеленый горох». И она удивилась — «Как так? Я, говорит, не поняла, но с удовольствием ела». И это горох у меня тоже местные разобрали. Хотя в магазине он по 30 рублей.

Тесто взвешивают в форме перед выпечкой

Сейчас, в основном, хлеб пекут для прихода — раз или два в неделю, по потребностям. Отец Владимир открыл ИП — продает излишки. Прихожане подсказали название — «Батюшкин хлеб», теперь оно стало брендом. Отец Владимир продвигает его — выкладывает фото и видео из пекарни в соцсети.

— У меня прихожане по первости все сметали — хлеба не оставалось совсем. Я думал — как так? А потом организм привык. Он теперь маленьким кусочком наедается. От нашего хлеба не толстеют. И вот уже два года — мы смеемся, с матушкой на весы встаем — и видим, что худеем.

Владимир Гусев говорит, после Пасхи начнет искать ярмарки — чтобы  продавать хлеб сначала там. А потом — нарастить промышленные мощности и по-серьезному выйти на рынок. 


 

 Фото — личный архив Владимира Гусева