334
0

Я хочу, чтобы ребенок смог достичь чего-то

Тамара Цыганкова из деревни Перескачка воспитывает слепоглухого мальчика. Она ищет специалистов, которые могут научить ее работать в соцсетях. Женщина хочет общаться с врачами и родителями, которые воспитывают «особенных» детей


У дома стоит машина, из которой на всю улицу играет рэп. На порог выходит молодой человек с чемоданом. Казалось бы — зачем семье помощь волонтера с поездками из Перескачки в спецшколу в Верхней Пышме, если вон, в хозяйстве есть свой автомобиль.

Ой, здравствуйте, погодите. Я на минуту,  — у выхода стоит хозяйка, Тамара Цыганкова. Рядом с ней — розовощекий малыш. — Подождите, они не могут так уехать. Я должна им пару слов сказать. Нельзя так жить, нельзя в браке врать друг другу. Вот, проблемы у меня сами нарисовываются.

У Тамары такое хобби — решать проблемы. И свои, и чужие. И при этом жить с радостью, никогда не жаловаться.

Накануне приехала приемная дочь Даша с ребенком — ушла от сожителя. Вдобавок взяла с собой подругу, та тоже с малышом. Мол, судьба у нее тяжелая, по жизни сирота. А еще и с мужем поругалась. Супруг приехал забрать ее. Говорит, слово поперек не сказал, некогда — был все время на работе. А жена почему-то собрала вещи и уехала.

Молодые, горячие — что поделать. Не разберешь, кто врет, кто виноват. Сейчас вот помирились и уезжают. В этом доме принимают всех.  

Тамара Цыганкова воспитала троих детей, один — родной сын, двое находились под опекой. Сравнительно недавно в семье появились еще два ребенка — 8-летняя Динара и 6-летний Эльдар.

 

Мы нашли их здесь, в деревне. Девочка в два года была напоена водкой. А ее братику был 1 год и 6 месяцев, он лежал в экскрементах, был искусан животными. Уже в роддоме было ясно, что он слепой. Но мать его не забирала, операцию делать не стала. Всем говорила, что он не жилец, но делать ничего не делала.

Дарику семь, но он на уровне развития годовалого малыша. Мальчик слепоглухой. Перебирает игрушки руками, сидя на диване. На ушах  — два импланта. Чтобы их вставить, ребенку сделали операции на головном мозге. После этого Дарик научился жевать — это большое достижение, говорит Тамара. Значит, развивается мозг, он дает команду мышцам. Благодаря имплантам, Дарик начал слышать звуки.  

Дарик, пойдем ням-ням,  — говорит Тамара. Мальчик протягивает ей руку, чтобы пойти к столу. Он знает, что за столом будут есть. Раньше он не ориентировался в пространстве — просто сидел на диване.

 

Тамара выносит откуда-то и ставит на стол две большие коробки: это запчасти и батарейки к имплантам. Каждый стоит около полутора миллионов рублей. Получить аппараты удалось по благотворительной программе «Я слышу мир». Тамара вздыхает — сколько пришлось ждать, собирать документы, ходить по инстанциями всем на нервы действовать.

Никто не говорит: «Давай помогу». Все спрашивают — а зачем вы это делаете, зачем вам это надо? Смысл в этом есть? Вообще про меня и в деревне много чего говорят. Что много денег получаю потому, что детей под опеку беру. И работать мне не надо.

 

Звонит телефон — это сотрудники опеки. Говорят, завтра приедут проверять. Но у Тамары нет времени их принять.

Понимаете, мне не до этого. У меня сейчас журналисты, мы с Дариком собираемся на занятия со специалистом. Давайте перенесем визит — на попозже.

На другом конце, похоже, все понимают. Визит переносят.

Дарика собирают на занятие в спецшколу. Ему нужно развивать речь. Он издает звуки — но, как говорят врачи, речь формируется до 6-ти лет. Поэтому мальчик может научиться говорить с помощью прикосновений. Он сейчас умеет слушать руками  — кладет их Тамаре на шею и чувствует вибрацию.

 

Недавно семья вернулась с курсов реабилитации в Санкт-Петербурге: Тамара залезла в кредит ради лечения ребенка. Сейчас нашли специалиста и здесь, на Урале — в спецшколе для слепых в Верхней Пышме. Ребенку помогает один из редких экспертов, что работают со слепоглухими детьми. Каждую среду Тамара с Дариком ездят на занятия. С поездками помогает знакомый.

После занятий и курсов реабилитации В Санкт-Петербурге для семьи будто открылся новый мир: Тамара поняла, как создать для ребенка комфортную среду и решила перестроить весь дом. Сделать на уровне роста Дарика дорожку с обозначениями, которые мальчик может прощупать — чтобы он вставал, шел, трогая дорожку, и находил вещи, которые лежат в специальных ящичках. В спальне — одежду, в ванной — щетку и пасту, на кухне — продукты.

 

На ремонт надо найти деньги: наверное, взять новый кредит. Тамара Цыганкова работает директором клуба в Перескачке. Половина этой деревни торгует спиртом, вторая — его пьет. Так и живут. Некоторые жители работают в городах, сюда просто приезжают спать. Но в клуб, говорят, люди ходят.

В одном помещении с клубом находится библиотека, где есть выход в интернет. Библиотекарь Светлана Ахметшина — подруга Тамары. Она старается помочь найти как можно больше информации про воспитание слепоглухих детей. Но со связью в  деревне так себе.

У нас тут один сотовый оператор, есть только модемы: с ними знаете сколько проблем. Я стараюсь подбирать литературу через Централизованную библиотечную систему, спасибо, что есть такой ресурс. Нашли школу для слепых в Пышме, написали туда письмо. А еще узнали про слепоглухую девочку в Англии, Хелен Келлер, которая уже выросла.

Сейчас Тамара и Светлана хотят зарегистрироваться в соцсетях,  чтобы найти специалистов, которые рассказали бы про лечение и реабилитацию слепоглухих. Возможно, начинающих медиков, которых бы заинтересовал случай Дарика. И родителей, которые воспитывают «особых» детей,  чтобы перенять их опыт.

Знаю, что на свете есть Коля Кузнецов, он слепоглухой. Ему 24 года, он учится в университете и пишет стихи, — Тамара закончила одевать Дарика. У него свой портфель. Он держит Тамару за руку, как может, идет по дороге к машине.

 

Дарик на машине поедет, — с гордость приговаривает Тамара. — Я хочу, чтобы ребенок смог достичь чего-то. Сам себя смог обслуживать — научился ходит в туалет, одеваться. Кушать самостоятельно, читать шрифт Брайля. Так буду спокойна, он сможет ходить в спецшколу.


Фото Дмитрия Дегтяря