233
0

Билимбай. Лица. Дмитрий Катаев: «Я не встречал покладистую древесину — вся с характером»

Как столярных дел мастер Дмитрий Катаев сохраняет традиции билимбаевских ремесел


Дом Дмитрия Катаева мы узнали сразу — около ворот какая-то дивная деревянная конструкция, табличка с адресом — пожалуй, самая витиеватая среди всех соседей.  По наводке все сходится, мол, мимо не проедете, по дому видно, что там столярных дел мастер живет.

Звоним.

Дверь распахивается сразу — на пороге семейство Катаевых почти в полном составе: Дмитрий, супруга Елена, мать Дмитрия. Улыбаются, приглашают в дом.

Дмитрий Катаев

В сенях стойкий запах трав — теплый, мягкий, обволакивающий. Под крышей висят пучочки, пучки и пучищи трав. Голова кругом не только от запаха, но и от названий — лабазник, тысячелистник, зверобой.

Дмитрий улыбается: про свои травы он знает все. Где растет, когда собирать, от какой хвори помогает:

— Вот тысячелистник — он от кишечных инфекций хорош, отличный антисептик, лабазник — от всего помогает, от бессонницы, например, первое средство. А вообще мы этой травой подушки и матрасы набиваем — мягкий лечебный эффект.

Сени Катаевых рассматривать можно бесконечно.

Под потолком, на перекладине висят лапти. Самые настоящие, плетеные по всем правилам. Это подарок матери Дмитрия на свадьбу:

— Тогда всем трем племянницам прадед подарил по паре лаптей. Велел дома повесить — как оберег от напастей, от дурного глаза. Так и храним, — рассказывает женщина.

За травушкой-муравушкой святая святых — мастерская Дмитрия. Здесь он и изготавливает свои необыкновенные столярные изделия.

Материал берет в лесу — сухие ветви, корни, коряги. Из них рождается не просто изделие, а произведение искусства.

— В лесу я собираю только сухостой, деревья не рублю. Порой придешь, посмотришь — и сразу видишь, что из той или иной древесины получится, — говорит Дмитрий. — Иногда сразу готовый образ в голове, а с некоторыми приходится помучиться, вдохновения ждешь.

Вдохновение приходит к Дмитрию, как правило, ночью. Домашние относятся к этому спокойно, привыкли и соседи. Дмитрий шутит:

— У нас по соседству, через участок, врач живет. Прихожу к нему как-то и говорю: спина болит, сил нет. Что сделать-то? А тот и говорит: делать ничего не надо, само пройдет, если перестанешь по ночам работать. Слышат, видать (улыбается)

На рабочем месте Дмитрия одному ему понятный порядок. Инструменты висят, лежат, стоят, Они повсюду. Здесь же незаконченные поделки. Вот, например, будущая табличка с адресом — соседи заказали. На работу у Дмитрия уйдет пара часов, нужно только приступить, выкроить время. А вот — столешница из спилов. Спилы разного диаметра, но одинаковой толщины заботливо укладываются в столешницу.

— Пользуются спросом ваши изделия?

— Это товар на ценителя. Не каждый понимает такой стиль, не каждому по карману стоимость. Почему-то люди не понимают, что ручная работа будет стоить дороже, чем мебель из Икеи. А так есть заказчики — я баню делаю, окна, наличники, адресные таблички, безделушки.

— А что вы сделаете из этой коряги?

— Ммм…  думаю, светильник.

Про древесину, как и про травы, Дмитрий знает если и не всё, то почти всё.

— Каждая порода дерева обладает своим характером. Самая податливая — осина. Хотя… и осина встречается вредная. Не встречал я покладистых пород. Есть древесина холодная — лиственница, например. Осина — теплая. Часто осину используют в банях для полов и полков.  Она не греется — сохраняет свою температуру и всё.

За тем, как горит огонь, течет вода и кто-то работает можно наблюдать бесконечно. Поэтому мы с трудом отрываемся от наблюдений за работой Дмитрия и направляемся в огород.

Там — баня. Конечно, тоже непростая. Украшенная заботливой рукой хозяина витиеватыми деревянными узорами, здесь же причудливые фигурки животных и птиц.

Когда Дмитрий всё успевает — непонятно. Потому что на нем и подсобное хозяйство — куры, козы, великолепный шерстистый хряк и даже телка.

— По хозяйству Дмитрий управляется быстро, — говорит Елена. — Он и не любит, когда я ухожу за скотиной ухаживать, потому что всегда делаю долго: пока всех переглажу, со всеми наговорюсь, чего повкуснее выберу. А он быстро — раз и готово.

В планах Дмитрия — строительство нового дома. Небольшого, но уютного. И, конечно, деревянного.

Пока Дмитрий увлеченно рассказывает о своих курочках и козочках (кстати, козье молоко можно пить не только парное, но и слегка постоявшее — никакого запаха нет. Запах появляется, если держать коз рядом с козлами), мама Дмитрия по секрету сообщает об еще одной мечте сына:

— Лошадь хочет. Прям мечтает. Чтобы в лес на ней ездить, сено возить, травы, материал заготовленный. С мотоциклом столько мороки — то сломается, то дождь. Он ведь с детства мечтал жить в своем доме — про квартиру даже и заговаривать нечего. Все приговаривал — буду жить в доме, будет у меня корова, козы и лошадь. Вот сейчас и подтруниваем над ним — где лошадь, спрашиваем?

В доме Катаевых шумно и весело. Дети смотрят мультфильмы, пищат трехнедельные котята, пахнет свежей выпечкой. На стене — черно-белое фото Елены, где она собирает парашют. За спиной отважной девушки 10 прыжков. Прыгала бы и дальше, да зрение подвело.

— Мы к вашему приходу куликов сготовили!

— Это что такое?

— Это такие фирменные билимбаевские пирожки. Вернее, ватрушки. С соленым творогом и зеленым луком. Да вы попробуйте!

Пробуем. Вкусно. 

Надеемся, что на ярмарке мастеров «Строгановской биеннале» не только Дмитрий покажет свои диковинные поделки, но и женщины семьи Катаевых побалуют публику самобытной выпечкой.

 


Фото Анастасии Нургалиевой

Материал подготовлен при поддержке фонда "Строганофф"