1683
0

Два года ограничения в правах — это перебор

Адвокат Сергей Исаев рассказал о движении дела об изъятии в первоуральской мечети экстремистской литературы


Уголовное дело в отношении одного из духовных лиц мусульман Свердловской области возбуждено 30 декабря 2015 года. Длится 2 года. Предыстория уголовного дела такова: в мечети на Гагарина сотрудники прокуратуры, ФСБ и полиции изъяли литературу, часть которой впоследствии была признана экстремистской. Сейчас представитель ответчика добивается прекращения уголовного дела из-за отсутствия состава преступления.


Сергей Исаев, адвокат

— Уголовное дело возбуждено по 282-ой статье Уголовного кодекса — «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Но, чтобы литературу признать экстремистской, прокурор обращается в суд, назначается экспертиза, далее на основании экспертизы суд решает признавать или не признавать литературу экстремистской. Указываются полностью выходные данные и название книги, в которой выявлены унижающие человеческое достоинство высказывания, и наличествует оскорбление чувств верующих. Копия решения суда передается в министерство юстиции, и затем книги вносятся в список экстремистской литературы. Изъятие книг в мечети было в 2014 году, а дело возбуждено в 2015. А мой подзащитный Мустафин на тот момент исполнял обязанности Казыя (наставника) мусульман Свердловской области. Сан достаточно высокий. И ему вменяют в вину, что он знал, что изъятые печатные издания экстремистские, хотя экстремистскими они признаны год спустя после изъятия. Если «Майн кампф» давно признана экстремистской, то ее распространение, естественно, становится уголовным преступлением. А в нашей ситуации сначала было распространение, а потом признание книги экстремистской. Значит, умысла на разжигание религиозной и межнациональной вражды не было. Мой подзащитный литературу заказывал централизованно, в Москве, в одном из главных духовных управлений мусульман и распространял по области среди общин. Например, в одной из книг автор сравнивает положение женщины в христианстве, иудаизме и исламе. Автор-мусульманин доказывает, что в исламе женщина, несмотря на внешнюю закрепощенность, внутренне свободна. А эксперты считают, раз он утверждает, что в исламе женщина чувствует себя лучше, то он против устоев, которые пропагандируют другие религии. А этого делать нельзя. Это превознесение одной религии перед другими. Но автор основывает свои суждения на выдержках из духовных книг мировых религий. Нет голословности. Нет призыва уничтожать за это представителей другого вероисповедания. Есть сравнительный анализ. Однако лингвисты утверждают обратное. Один из специалистов берет строчку из «экстремистской» книги, где приведен спор атеиста и правоверного мусульманина. Верующий утверждает, что раз атеист верит в то, что человек произошел от обезьяны, то он сам обезьяна. Атеист, вооруженный научными знаниями, не отрицает животного происхождения человека. Он стоит на позиции эволюционного развития биологической жизни и высшей нервной деятельности. Верующий же, берет для утверждения только одну атеистическую сущностную составляющую человека и отрицает вторую, которая предполагает, что человек сам является творцом окружающей его действительности. Но, исходя из религиозного убеждения, что человека и все сущее создал Бог, верующий прав. Но нанятый судом эксперт видит здесь оскорбление. А здесь, по-моему, нет повода оскорбляться, а есть повод полемизировать. В противном случае надо потребовать убрать из всех религий постулат о божественном происхождении человека и всего мироздания. Вообще, 282 статья давно подвергается критике. Она не раскрывает понятия экстремистской деятельности и унижения чувств человеческого достоинства. Что позволяет очень широко трактовать ее применение. В Госдуме уже звучат предложения убрать эту статью из Уголовного кодекса. Декриминализовать ее. Не дай Бог, вы, находясь в определенном эмоциональном состоянии, что-то перепостите в интернете, и это не понравится сотруднику ФСБ. И вы пойдете по статье.

Первоуральская мечеть

А вот преступления, которые требуют тщательного расследования остаются за бортом действий силовиков. На Динасе на роднике была обезображена православная икона. Вот здесь я усматриваю прямое оскорбление. Но дело приостановлено. Есть состав преступления, но не ищут подозреваемых. Меня это, как православного человека, возмущает. А мой подзащитный Мустафин взял книгу, которая прошла редакцию вышестоящей духовной инстанции, и раздал ее в библиотеки при мечетях. Нигде лично в проповедях он не призывал принять безоговорочно то, что написано в ней написано. Когда он получал книги, они не были признаны экстремистскими. Их не было в списке Минюста. Их признание экстремистскими случилось только через год. А значит, в действиях Мустафина злого умысла не было, как не было в результате его действий погромов на религиозной почве и иных правонарушений. Эту разрушительную цель, подпадающую под уголовное преследование, следствие не установило. В прошлом году дело дошло до прокурора области. В области нашли много процессуальных нарушений и нарушений в сборе доказательств. Его вернули на доследование. Перед новым годом мы вновь ознакомились с материалами дела. Доказательств разжигания межрелигиозной розни снова нет. Как юрист я считаю, что 282-я статья должна быть в Кодексе, но ее необходимо конкретизировать. Как гражданин я понимаю, что деятельность, связанная с формированием мировоззрения, должна быть под контролем. Время сейчас непростое — идет пропаганда идей терроризма, запрещенного в России ИГИЛ. Но видеть в каждом мусульманине экстремиста неверно. Да, в исламе нет вертикали как в православии. Общины могут существовать, не подчиняясь никому. В России сложились два доминирующих направления этой веры. Согласен, в таких реалиях надо быть внимательными. Но держать два года человека в ситуации ограничения прав, мне кажется, перебором.

В настоящее время прокурором утверждено обвинительное заключение, и дело будет направлено в суд для рассмотрения.