750
0

Единственное наше спасение — лес

Сплошная рубка леса в санитарном поясе города продолжается, заготовки ведутся в течение всего светового дня без выходных


В декабре под Пильной вновь запели пилы лесорубов. Как утверждают местные жители, объемы вывозимого леса заметно возросли. За день с площадки складирования уходят 10-15 длинномеров с бревнами.

Неравнодушные жители Первоуральска забили тревогу. Начались обращения в различные общественные и муниципальные организации.

Татьяна Савина

— Я обратилась в приемную «Единой России». Написала заявление, в котором рассказала о всех происходящих здесь безобразиях. Лес рубят рядом с городом и двумя поселками. Заявление партийцы приняли, но месячный срок пока не прошел, поэтому ответа у меня нет. Перед Новым годом ходила в «Первоуральское городское лесничество», там мне сказали, что эти леса находятся в федеральной собственности. И наш город к этим лесам никакого отношения не имеет и повлиять на творящееся безобразие не может. Обратилась к муниципальному экологу и по совместительству депутату от поселка Пильная — Александру Цедилкину. Он ответил, что отношения к этому не имеет и повлиять ни на что не может. Тогда я попросила его сделать депутатский запрос в Департамент лесного хозяйства, он отказался это делать. Затем я связалась с Билимбаевским лесничеством. Поговорила с заместителем директора, он мне объяснил, что леса в районе Пильной отданы в аренду Департаментом лесного хозяйства на 49 лет компании «Форвест». И уже ничего сделать невозможно, — описывает свои похождения по инстанциям Татьяна Савина.

Татьяна Васильевна многие годы ходит в район Пильной на лыжные прогулки. Ее привлекают здесь чистый воздух, чистый снег, горные и лесные красоты.

— Здесь были не редки встречи с дикими животными — лосями, зайцами и лисами. Здесь много речек и ручьев, которые стекают в наш питьевой водоем. Мы думали, что вырубки здесь уже прекратились, а в декабре началась варварская валка леса. Сейчас по лесу на лыжах пройти невозможно, обязательно упрешься в завалы. Кроме того, летом по лесу прошел бульдозер. Во многих местах он содрал верхний слой почвы,образовались высоченные борта лесовозных дорог. Рубят интенсивно. Мои опасения, что через 49 лет здесь ничего не останется. Как лес будет расти?Если на делянках все отходы лесозаготовок просто бросаются. Ничего не восстанавливается. Грибные и ягодные места уничтожены. Вырубка очень негативно скажется в будущем. У нас и так наблюдается рост заболеваемости тяжелыми болезнями. А дальше будет больше. Единственное наше спасение — лес. Вблизи города рубку необходимо прекратить. Это возможность хотя бы в выходные подышать чистым воздухом.


 

Валентина Чупкина — бывший преподаватель биологии. Всю жизнь прожила на Хромпике. Помнит все прелести выбросов этого предприятия — разноцветный снег, удушающий смог и листья деревьев, свернувшиеся от воздействия химикатов, распыленных в воздухе.

Валентина Чупкина

— Помните Корабельную рощу? Мы в детстве там землянику собирали. В этой роще сосны на корню умерли от хромпиковских газовых атак.  Хвойные деревья так устроены, что поглощают вредные выбросы. У нас самые главные загрязнители — Хромпик и Новотрубный. Хромпик худо-бедно, но все равно продолжает работать. Новотрубный функционирует по-прежнему интенсивно. У нас ближе к городу уже пихта перестала расти. Пихтовники остались только возле лагеря Гагарина и в сторону Таватуя. Можжевельник в городской черте вымер. Не все хвойные деревья выдерживают нагрузку от выбросов крупных промышленных предприятий.   И что будет с нами, если возле города вырубят лес, — неизвестно. Есть и другая беда. Почва возле Первоуральска высыхает. Раньше возле остановки «Водная» было много ручейков, стояло болото, сейчас там сухо.  Мы с ребятами во время тренировок в лес ходим, и я наблюдаю, как ближайшие к городу речушки пересыхают и мелеют. Сейчас возле города даже хариуса не поймать, для этого надо на другую сторону водораздела идти. Все эти огромные изменения в пригородной флоре и фауне произошли на протяжении одной моей жизни. Все на наших глазах. А хвойный лес, сохраняющий влагу, восстанавливается медленно. Сначала придут осины и березы. Ели и пихты не могут расти на светлом месте. Им нужна тень. И вот когда березы поднимутся, затенят землю, тогда и начнут расти хвойные. А на это уйдут две человеческие жизни, — делится своими соображениями Валентина Чупкина.

Для жителя поселка Молодежный Тимофей Смердов остается большой загадкой, как могли разрешить вырубку леса в районе поселка Пильный.

Тимофей Смердов

— Здесь, на сколько я в курсе, федеральный заказник. Охота запрещена, строительство запрещено. Чтобы отсюда вывозить лес, я даже представить не могу на каком уровне надо получить разрешение. Здесь самый экологически благополучный городской район. Я здесь живу. Все жители Талицы и Молодежного против сплошной рубки. Но никто открыто не протестует. Такой уж у нас менталитет. Втихушку друг с другом разговаривают, возмущаются. А я решил обратиться в прессу, потому что страшно становится за наш район. Вокруг городов, по-моему, рубку надо запретить. А если принимается такое решение, то его заранее надо озвучивать, обговаривать со специалистами объемы и условия лесозаготовок в городском поясе. Жителей об этом надо ставить в известность, чтобы мы не строили догадок.

Пока активисты протеста намерены дождаться хоть каких-то ответов на письменные заявления в местные инстанции. А после этого намерены обращаться в Администрацию президента и в Природоохранную прокуратуру.


 

Но следует вспомнить о предновогоднем заседании городской Общественной палаты, на котором директор Билимбаевского лесничества Иван Гилев определил возможный выход из сложившейся в пригородных лесах ситуации. Леса, прилегающие к Вехне-Шайтанскому водохранилищу, отнесены ко второму санитарному поясу, но при этом решением Москвы были переведены в категорию эксплуатационных. И в ближайшее время необходимо регламент использования лесов привести в соответствие с санитарным поясом, в котором сплошная рубка запрещена. Это необходимо сделать в ближайшее время, так как на сегодняшний день Свердловская область меняет план использования лесов.Надо обратиться в региональное Министерство природных ресурсов с письмом о переводе пригородных лесов из категории эксплуатационных в лесопарковые. Это можно сделать на уровне региона. Москва в данном случае не требуется.  Но нужно обоснование, которое должен предоставить первоуральский «Водоканал», в чьем ведении находится акватория Верхнего пруда, и который заинтересован в сохранении санитарного пояса вокруг водохранилища.


 Редакция SHAYTANKA.RU собирает комментарии всех заинтересованных сторон


 

Фото Сергея Макарова