608
0

Хочу быть как все, но не как все

Психотерапевт Марина Быкова рассказывает, как помочь подросткам


На прошлой неделе Первоуральск всколыхнула страшная новость — старшеклассница спрыгнула с крыши 21 лицея. Девушка осталась жива, но получила множественные травмы. О причинах, подтолкнувших подростка на такой поступок, не сообщается. Мы встретились с первоуральским психотерапевтом Мариной Быковой, чтобы понять — а можно ли предупредить возможные суициды, просто больше внимания обращая на тех, кто рядом?


 

— У меня за последний месяц было несколько обращений — подростки сам звонили, пытались записаться на сеанс. Но они еще несовершеннолетние, поэтому я просила, чтобы они договорились с родителями. Да, я вас понимаю, но есть определенные правила — пусть мама или папа мне позвонят.

Это уже тревожные звоночки, можно даже сказать крик о помощи — когда ребенок сам просит помощи психолога.

У меня была ситуация несколько лет назад. Пришла женщина с дочкой. Мама вся в работе, она — крупный руководитель в коммерческой компании. А дочь просила перевести ее в другую школу. Мама думала, что это просто капризы, хотя дочка уговаривала полгода привести к психологу.

Мы начали работать. Оказалось, что в школе несколько лет был буллинг: над девочкой издевались, рвали учебники, плевали в нее — что только ни делали. И девочка молчала. Она не могла найти поддержку. Она призналась: «Вы знаете, у нас считается очень стремным, когда ты ходишь к психологу. А мне просто деваться некуда». Я ответила, что если встречу на улице, то виду не подам — есть понятие этики.

Когда я маме все это рассказала, у мамы волосы встали дыбом. Она уходит — дочь еще спит, приходит — дочь уже спит. Ей некогда, она крутится, как может, и старается обеспечить семью.

Сейчас сложное время: многим приходится просто выживать — то одних сократили, то других.

Когда я на эту ситуацию смотрю, то вспоминаю 90-е. Почему тогда был такой разгул наркомании? Родителям некогда было смотреть за детьми: они хотели просто выжить, поэтому искали работу, как могли. Спохватывались только тогда, когда, условно говоря, ребенок был в системе и уже телевизор выносил из дома, чтобы обменять на дозу.  

Еще осложняло ситуацию то, что кружков-секций тогда не было. Дети были предоставлены сами себе и собирались компаниями в подъездах и в подвалах. Помните, нормой считалось, когда девочки после школы заходили покурить на веранду в садике.

Сейчас тоже дикое время: родители в каких-то гонках. И я им очень сочувствую.  В среднем ребенку уделяют 20 минут в день.

Подростковый период — один из самых сложных в жизни. Это время крайностей — плюс гормоны играют. Либо смеемся до смерти, либо плачем до смерти.

У них мало жизненного опыта и много эмоций. Поэтому они совершают необдуманные поступки. Часто думают о суициде, но до конца не осознают, что это такое. Думают, что встанут, отряхнутся и дальше пойдут.

Главная проблема подростков: хочу быть как все и, одновременно, не хочу быть как все. Хочу выделятся, но так, чтобы остальные меня принимали. Отсюда эксперементы с имджем — необычная одежда, длинные волосы, цветные волосы.

У меня есть племянница, ей 13 лет. Она растет в благополучной семье, хорошо общается с родителями. Она год просила маму разрешить ассиметричную стрижку. Мама отказывала. В итоге девочка сама накопила деньги, пошла в парикмахерскую — и вернулась с почти мальчишеской прической, когда половина головы выбрита. А у нее были красивые, длинные волосы. Мама в шоке, звонит и спрашивает: «Что делать?». Говорю, смириться и принять ее решение.


 

 

Еще подростки жестоки: они проверяют диапазон допустимости. Буллинг — это частое явление. И многим не хватает жизненного опыта, чтобы справиться самостоятельно. Дети сбиваются в стаи, где всегда есть определенный заводила. Остальные боятся идти против и оказаться на месте жертвы. Когда травят, выбирают непохожих — тех, кто выделяется. Например, формой ушей.

У меня в классе была девушка: два метра, рыжая, неуклюжая, угловатая. Ей сильно от парней доставалось — ее даже после уроков специально караулили, отбирали у нее вещи. Помню, мы классе в 9-м были. Перед уроком истории парни пытались отобрать у девушки тетрадь. Особенно старался один парень — она дала ему отпор, оттолкнула, а он вывернул ей руку. Рука посинела, девушка села, плачет. Зашел историк, внимание не обратил и начал урок. А девушка так и просидела — лила слезы и держалась за руку. И я уже поняла, что это край.

Я рассказала об этом папе — а он был главным психиатром города. Он позвонил в школу, поговорил с директором и классным руководителем, сразу обратили на эту ситуацию внимание. На следующий день наш классный руководитель назвала поименно всех обидчиков, сказала. что если они еще раз эту девушку тронут, то вылетят из школы. Они от нее отстали и после этого ее не трогали.

А эта девушка подошла ко мне — и накричала, что из-за меня ее таскали к директору. То есть, она была готова терпеть все эти унижения только, чтобы ее принимали.


 

— Поступок девушки, спрыгнувшей с крыши школы — это демонстрация того, насколько ей плохо. Я думаю, что она долго терпела эту боль. Смотрела ее страницу в соцсетях — она еще год назад начала размещать записи о том, что ей плохо. Например, картинки с подписью «Я покрываюсь мхом», другие мысли об одиночестве.

Подростки в этом возрасте отдаляются от родителей — поэтому считаю, что нужно наблюдать за ними, и формы наблюдения должны быть разными. Думаю, что в том числе и мониторить соцсети надо. А после —  спрашивать, нужна помощь или нет.

К психологу можно под разными предлогами позвать — например, профориентация перед выбором вуза. Ну и палку перегибать не надо. Знаю случай, когда взрослый человек до сих пор выговаривает родителям: «Ну вы же не могли найти со мной общий язык, вот и таскали по психологам».


 

 

Пять правил, которые нужно соблюдать родителям:

  1. Выстраивайте доверительные отношения. Разговаривайте, обсуждайте дела в школе. Если ребенок начнет что-то скрывать, вы почувствуете это. У подростков есть секреты, это нормально. Но вы интуитивно поймете, что он попал в сложную ситуацию;
  2. Следите за изменением настроения — если резкие перемены, странные эмоциональные реакции — например, истерики по пустякам. Могут насторожить перемены в речи — например, новый сленг. Особенно — если ребенок ходит дома в одежде с закрытыми рукавами, запирается в ванной. Проверяйте, чтобы исключить повреждения;
  3. Внешний вид тоже надо обсуждать — может, помочь что-то выбрать, дать совет. Подросток хочет быть как все — пусть это вам непонятно, кажется уродливым, но у их поколения это модно. Подскажите как сделать выбор, ребенок это оценит;
  4. Если ребенок просит отвести к психологу, выполните его просьбу. Это уже крик о помощи — родителям невозможно рассказывать обо всем.

Фото — личная страница Марины Быковой в соцсети, издание «Городские вести.ру»