2573
0

Хоть депутата увидела, а так бы померла

В Первоуральске принимал граждан представитель региональной Общественной палаты Александр Ханин. Граждане пришли возмущенные. Часа не прием не хватило.  


— Вы куда?

— На прием

— Здесь должно быть 9 человек, — Охранник администрации выясняет, не слишком ли много желающих пришло на прием к представителю Общественной палаты региона. В тесном коридоре заняты все места.

Кроме пенсионеров, ждут очереди директор Билимбаевского лесничества, представитель архитектуры. И вот в кабинет пускают прессу, Александра Цедилкина — главу местного «Экофонда» и заместителя главы администрации Дмитрия Зайцева. Они занимают места за столом, во главе которого сидит член региональной Общественной палаты Александр Ханин.

 


В кабинет вбегает женщина из отдела контроля с обеспокоенным лицом: 

— Пресса? Как так? Вы у записывались у пресс-секретаря Марии? Ах, у Татьяны? Алло, Татьяна? Это что это?

В итоге женщина уводит чиновников — буквально выталкивает из кабинета по одному. Остаётся только Дмитрий Зайцев.

Александр Ханин невозмутим.

В кабинет заходит пенсионер — он пришел задать вопрос про судебную тяжбу с соседкой. Мол женщина приличная, но хозпостройки разместила так, что часть попала на его участок. Прокуратура, полиция — никто не помогает. Дмитрий Зайцев закрывает рукой лицо. Пенсионер продолжает:

— Крыша ее на моем участке. И снег, и вода идут на забор и ко мне. Администрация отказалась этот вопрос решать. 

— Это не вопрос администрации. Вы можете подать в суд. Если нарушаются ваши права, то в Роспотребнадзор.

После ухода пенсионера обеспокоенная женщина из отдела контроля запускает в кабинет чиновников — Александра Цедилкина, управляющего делами администрации Виталия Таммана и Сергея Гайдукова, временно исполняющего обязанности начальника Управления жилищно-коммунального хозяйства и строительства. Появляются телевизионщики. Им разрешают снимать.

 

Я уже в своем доме депутат

На пороге — две пожилые женщины.

— Я пришла потому, что вам доверяю. Мы хотим уменьшить плату за вывоз мусора, — говорит одна из них. Она представляется Людмилой Николаевной. Пенсионерка собрала подписи соседей за эту инициативу.  


Александр Ханин советует — если услуга по вывозу мусора предоставлена ненадлежащего качества, сначала писать в управляющую компанию, потом — в администрацию. Также объясняет, что используя обращения с подписями, члены Общественной палаты могут рекомендовать внести изменения в областной закон.

— Понимаете, соседи хотят, чтобы один человек в доме решал проблемы. — говорит Людмила Николаевна. —  Мне уже сказали, что я депутат в своем доме. Вы уж извините, что я так резко. Но я своего добьюсь. Я 4 года воевала с вышкой сотовой связи, пока ее не убрали. А я хочу стихи с внуком учить — и все!

— Кстати, а кто там депутат? — озадачился Ханин.

— Изотов Владислав Вениаминович.

Член региональной Общественной палаты говорит, что Владислав Изотов — активный депутат. И обещает, что весной благодаря депутатским стараниям у подъездов будут новые скамеечки. 

Пенсионерки собираются уходить — но внезапно задают еще один вопрос, а потом — еще. Александр Цедилкин начинает растирать руки. Виталий Тамман смотрит на женщин.Секретарь повышает голос:

— Давайте не нарушать регламент, — там ещё 8 человек ждут.

 

Хоть депутата живого увидела

В коридоре стоит пожилая женщина с двумя квитанциями. Ее приглашают на прием.


— Я первый раз к депутату. Не знаю даже, как разговаривать. Мне 80 лет, я все проблемы привыкла решать сама. А тут не знаю, как и быть. У нас в четырех домах такая ерунда. 

С сентября прошлого года Руфина Сергеевна получает двойные квитанции — от управляющей компании «Наш Дом» и «Энергосбыт Плюс». По обеим должна примерно одинаковую сумму — 10 000 рублей. Женщина в растерянности — не знает, кому платить. Александр Ханин спрашивает — есть ли у жильцов договор с какой-то компанией. Пенсионерка отвечает, что с компанией «Наш Дом».

— Можно в «Энергосбыт» не платить, — отвечает Александр Ханин.

— А у нас на Вайнера тоже двойные,— говорит Александр Цедилкин.

— Платите сюда, в «Наш дом». Игнорируйте «Энергосбыт». Поставщик хочет получать от вас деньги напрямую, поэтому они судятся с управляющей компанией, — говорит Виталий Тамман, который смотрит квитанции. — Платите по большой квитанции и сохраняйте чеки.

— Они же звонят, хотят до инфаркта меня довести. Мне не брать трубку?

— Не берите. У них сейчас суды. Вы большую квитанцию от «Нашего дома» платите и сохраняйте чеки. Так вы докажете, что вы оплатили услуги.

Вопрос чиновник и общественник считают простым. Женщина благодарит и идет к выходу.

— За 80 лет хоть повидала депутатов. А так бы померла.

 

Горячей воды нет и не будет 

— Ну в СТК вообще наглые рожи. Я ему, Спеваку, позвонила напрямую, А он говорит, ничего не знаю! — другая посетительница, Нина Топорова, жалуется на то, что в доме 34 на Строителей горячая вода ненадлежащего качества. И винит в этом ресурсоснабжающую компанию, которой жильцы напрямую платят за эту услугу и за отопление.   

— Я мою посуду, звоню в управляющую компанию, — девочки, сколько температура воды на входе в дом? 48 градусов. Мне замер специалисты ГЖИ сделали — 47, 6, а платим за горячую воду!  Нет, ну почему вы за это управляющую компанию наказываете? Она тут ничего не может сделать!

 

— А у нас на Вайнера тоже эта история идет, — говорит Александр Цедилкин.

— В дневные ночные часы температура снижается. Понимаю, что она должна быть постоянной, — поясняет Сергей Гайдуков, временно исполняющий обязанности начальника управления ЖКХ — там реконструкцию теплового пункта нужно сделать и всей теплосети. И циркулярный водопровод.

Возмущенная пенсионерка показывает газету со статьей, где Алексей Дронов обещал реконструкцию теплопунктов и восстановление циркулярного водопровода к 2018 году.

— Ну зачем он обещал-то? Зачем такое писать?

Александр Ханин отвечает:

— Это должна сделать компания СТК — в случае заключения концессионного соглашения (с администрацией). Они согласны сделать это в октябре 2019 года. Это максимум — 2020 год. Мы можем обнадежить, что к 2020 году ремонт вам проведут.

 — А я доживу?

 — Ну, должны. 

 

 Пильную жалко

Последним заходит пожилой мужчина. Вместе с ним — директор Билимбаевского лесничества и представитель управления архитектуры. Мужчина представляется Валентином Петровичем Бурковым. Он докладывал первому созыву городской общественной палаты о бедственном положении лесов вокруг Верхнего пруда. Сейчас пенсионер хочет спасти массив на горе Пильной — там слишком много вырубок в последнее время. 

 

— Понимаете, Пильную жалко. Вот сейчас рядом с поселком отданы в аренду леса. Там запланировано сплошной рубкой рубить лес. Это немедленно надо прекратить! Ведь вырубают — даже слов не нахожу, — пенсионер вздыхает.

Валентин Петрович ссылается на то, что в 2017 году принят областной закон о восстановлении защитных зеленых зон Каменска-Уральского, Ревды, Пышмы и Екатеринбурга. Но Первоуральска в этом списке нет. И он сам разработал план, как создать защитную зеленую зону вокруг города. Написал в Министерство экологии и природных ресурсов региона еще год назад — и не получил ответа.

 Выслушав просителя, Александр Ханин обещает помочь. Печально и устало вздыхает:

— Да, Пильную жалко.

 


Фото Сергея Макарова