1260
0

Эротизм в пределах разумного

Первоуральцам показали «Вечер нового балета»


 

Несмотря на то, что возрастной ценз на афишах значился 16+, особой «заманухой» для молодых людей такое предложение не стало. В назначенный час, точнее, намного заранее, в зале собралась публика из тех, кому за сорок и дальше. Мужчин мало. Есть дети. Но это, как говорится, на усмотрение родителей. Ничего «такого» на сцене не будет, как потом расскажет во вступительной речи арт-директор «ТанцТетра» Олег Петров.

Сцена конференц-зала Инновационного культурного центра сегодня преобразилась, увеличилась в размерах вдвое. Для того, чтобы дать возможность первоуральскому зрителю увидеть современный танец во всем его многообразии, эпатаже, откровенности и напоре. Хотя танец лучше смотреть, чем о нем говорить, Олег Петров все же вводит неискушенного зрителя в будущее действо. Зрителя, за которым он сначала наблюдал сверху, пока наполнялся зал. Предупреждает сразу — здесь не будет танца маленьких лебедей, сумасшедших фуэте и «сиганий» из угла в угол.

Олег Петров

Признаться, в России я впервые представляю балетный спектакль в зале, где нет специальной сцены, где нет специального зрительного зала. В Европе нам часто приходилось выступать в подобных местах. Но для артиста главное — это зритель. Я понял, что и для артистов, и для меня в зале будет потрясающая публика, может быть, в каких-то вещах не очень искушенная, но очень внимательная, очень сосредоточенная, очень интересующаяся. Это накладывает определенные дополнительные обязательства на артистов. 

«Вечер нового балета» — это спектакль-концерт или балетный танцевальный дивертисмент. Поначалу кажется, что номера не связаны между собой. Этот как день, говорит Олег Петров, который состоит из кусочков и кажется сумбурным, и лишь к концу оказывается собранным. Хорошо, если зритель это почувствует. 

 

Современный классический танец, активно проникший в постсоветскую Россию из заграницы, поначалу давался сложно. И я, будучи профессиональным балетоведом, критиком балетного исполнения, поначалу некоторые вещи воспринимал с некоторой растерянностью. На самом деле, новое танцевальное искусство — это как книга, которая не всегда приходится с первой страницы. Для того, чтобы эту книгу понять, мы должны сосредоточиться и вникнуть. Это первое, что я вам хотел предложить сегодня сделать. Здесь вам предложат спектакль-размышление, очень тонкий и очень необычный. 


 

Современный танец — это об одиночестве, это о чувствах, это об эмоциях. Здесь человек, как бы сам по себе. Если классический танец наполнен гармонией, ласкает глаз, то современный — несколько шероховатый, дерзкий, иногда вызывающий. Таков мир, и танец на него прореагировал.

 

Откровенный, без пошлости. Эротичный, без раздевания. Эмоциональный, без единой эмоции на лице. Это, скорее, про «эмоциональное раздевание», хотя одежд на танцовщиках и впрямь, немного. Все лаконично и даже аскетично. В тон всему и освещение, точнее, практически полное его отсутствие, а временами — полное. И тишина, прерываемая аплодисментами зрителя после каждого номера.

 

Ломаные линии, странные позы и движения, резкие переходы, натянутые до судорог ноги и немыслимые «внутренности», если погрузиться в него полностью. Он завораживает своей первобытностью. Временами кажется, что даже край помоста не остановит танцовщика, который бежит прямо на зрителя. И «тот самый» провокационный номер, о котором в самом начале предупреждал Олег Петров, лаконично вплетен в канву человеческого бытия. Вся «провокация» в музыке. Движения в противовес— механические и нарочито скованные. Возможно, это страх проявить любовь. Каждый может понимать по своему. Здесь нет классического сюжета, нет однозначного ответа, нет шаблонов. Как в жизни. В этом неоднозначность и прелесть современного искусства. Объяснять словами чувства — вещь неблагодарная и вредная. Поэтому, чувствуйте атмосферу глазами нашего фотографа. Атмосферу, которую не удалось разрушить даже 15-минутному антракту.

 

Финальная сцена — в полной темноте. На фоне экрана графичные тени. Это импровизация, и об этом и немного о спектакле рассказывает один из ведущих солистов Максим Голованов. Говорит, что эмоциональная усталость его еще не настигла, физически уже успел выдохнуть. Для пятиминутного интервью вполне подходит.

 

Каменные лица в первой части спектакля — это намеренно. В современном танце нужно говорить телом. Первое отделение было на это направлено. Во втором отделении уже больше лирический образ пошел. Поскольку это дивертисмент, то есть номера вырваны из контекста спектакля, но я постарался оставить ту линию, которая была там в спектакле. Вот, к примеру, это страдание. Это из спектакля «Вокруг времени».

 

Что мне самому близко? Вопрос больше не в том, что нравится, а в том, где отдохнуть (улыбается). В лирическом номере это было возможно. Эти моменты передышки надо искать, иначе невозможно оттанцевать четыре номера подряд.

 

Не шокировали ли мы публику? Это же только намек на эротизм, а по факту все сдержанно и в рамках разумного. В классике главное формы. Там ничего не добавить не выразить лишнего. Современный танец на то и ориентирован, чтобы достать глубинные чувства и постараться их передать. Это не танец ради танца. Мы пытаемся в каждом номере донести какую то мысль. И, если все доступно, зритель не почувствует себя глупцом.

 

Я думаю, надо размышлять над спектаклем. Любую возможность в чем-то покопаться нужно использовать, если что-то зацепило, надо думать. Европейские постановщики часто оставляют открытый финал. Но я к этому не привык. Я превношу в роль свою идею, ведь я эту роль исполняю. Я залу говорю. А он понимает или нет. Зависит от меня.

 

Публика очень хорошая. Как это не кричали "браво"? Даже кричали — «наши победили»! Даже, если они были скромны в эмоциях, и не знали, как особо их выражать, все равно чувствовали. Любая вызванная эмоция это хорошо. Я чувствовал отдачу.

 

В конце у нас была небольшая импровизация — чтобы и мы, и вы расслабились. Это момент культурного коллапса. На грани срыва. Чуть что-то не так, и зритель выпадет из этой линии, он не поймет что происходит. Тонкая грань. Да, сначала ему непривычно, потом он начинает думать: «Так, ребята что-то делают, значит, это продолжение, значит, смотрим дальше». И он остается на легком подъеме, и мы выдохнули перед самым сложным — перед поклоном!».

 

Поклонов, как и водится, было много. Первоуральская публика щедра на аплодисменты.


  

Спектакль ТанцТеатра «Вечер нового балета» представили солисты труппы: Майя Афонина, Анна Краснова, Алексей Бармин, Максим Голованов.

 

Если вам не хватило только просмотра фото, не сдерживайте себя, сходите на спектакль 16 февраля в 19.00 и «разденьте» свои чувства за очень скромную цену — 200 рублей.


 

 

Фото Натальи Кузнецовой