916
0

Как спасали «любимую тещу»

Про дотошных врачей и чудеса логики — в авторской колонке кардиолога Вадима Кучумова


 

Вадим Кучумов, кардиолог

Мой  Учитель — профессор Хейнонен — всегда говорил, что надо расширять кругозор. Потому что если ты будешь знать в совершенстве только пять болезней, то рано или поздно возникнет ситуация:  правильный диагноз не попадет в круг этих пяти патологий и надежды на правильный диагноз не будет. 

Но на практике оказалось все еще сложнее. Можно знать «на зубок» всю кардиологическую патологию, но и  этого будет недостаточно потому, что кардиологический пациент часто попутно болеет еще парой-тройкой «болячек».

Однажды на заре врачебной деятельности я выявил у молодого человека по имени Дмитрий серьезную, «скрытую от глаз» аритмию, и направил его на катетерную операцию в Петербург. А, после удачно проведенной процедуры, смело заявил, что он больше не мой пациент и вскоре забыл о его существовании.

Спустя 20 лет  у меня в кабинете зазвонил телефон, и мужчина, представившийся Дмитрием, очень четко, ясно и кратко объяснил, что он тот мой давний пациент, что с ним все хорошо — аритмии и «след простыл», а звонит он насчет тещи: «Я головой понимаю, что, вероятно, это не Ваш профиль, но я помню, как благополучно закончилась моя история, хотя многие врачи считали меня симулянтом, может быть, получится помочь и ей?».

Молодой человек  обратился  в нашу больницу как в последнюю инстанцию с просьбой хоть как-то облегчить страдания любимой тещи — потому что  «похоже, она умирает». Первоначально, мужчина ринулся в  платные клиники, где точный диагноз выставить не получилось ни с ходу , ни позже, а  состояние «любимой тещи» неуклонно ухудшалось. Пациентка была суперпроблемной, и доктора платных центров быстренько от нее «открестились». Обследовать там  любят более-менее  здоровых людей, чтобы за деньги пациента вынести вердикт — «здоров». А если на горизонте появляются реальные проблемы или ПРОБЛЕМЫ, то главной рекомендацией в таких случаях обычно является обратиться в больницу по месту жительства, либо к доверенному врачу, либо вызвать скорую помощь. 

Я не очень люблю непрофильных пациентов. Это как кот в мешке, ведь в случае вероятной неудачи твой рейтинг и репутация падают, потом  не будешь ведь говорить  всем подряд, что случай, мол, не мой и сложный. Помните, как у  Аркадия Райкина: «Пальто кривое, но ты не переживай, я буду сзади идти и всем объяснять, что в ателье людей не хватает»? Но Дмитрий был  настолько встревожен, настойчив и убедителен, что я согласился обследовать 62-летнюю  женщину. 

 После осмотра понял, что  опасения молодого человека были небеспочвенны: больная  задыхалась после трех шагов, у нее кружилась голова, и передвигаться она могла, только держась за стены. Цвет кожи — бледно-желтый, а  в анализах крови присутствовала тяжелая анемия (это когда очень мало гемоглобина), одна нога была больше другой в два раза и имела синий цвет. Выстроилась логическая цепочка: в ногах — тромбы, они летят в легочную артерию  и вызывают одышку и плохое самочувствие. Все просто — тромбоэмболия легочной артерии. Быстренько назначил  УЗИ и компьютерную томографию легочной артерии, чтобы все «срослось». Но не тут-то было… Первое разочарование появилось на старте.

УЗИ показало, что тромбы в ногах есть, но КТ уверяла, что в легочной артерии все чисто! Тромбы до нее не долетели и не долетали. Нестыковка!

Тут выстроилась вторая версия: у больной какое-то онкологическое заболевание — многие опухоли вызывают анемию, а  тромбы в ногах — также от онкологии,  рак способствует сгущению крови. Искать рак просто, когда он на виду, а если спрятан в глубине организма  то это дело кропотливое.  Нашли —несколько образований в животе  больше похожих на  опухоли с метастазами… Но какая-то тень сомнения  чувствовалась между строк протокола.

Формально вроде  просто: есть опухоль и обусловленные ей анемия и тромбы. Выноси  приговор и отправляй к онкологам на симптоматическое «долечивание», но что то на уровне интуиции не укладывалось  в эту окончательную версию — пациентка была достаточно упитана для онкологической больной. Хм… а пожалуйте-ка в областную больницу, благо гемоглобин мы немножечко подняли.

До сих пор помню этот день в мельчайших деталях: визит заботливого зятя с протоколом КТ в дрожащих руках и обреченностью во взгляде. Еще до того, как он передал мне протокол, произнес:  «я  не врач, конечно, но заключение прочитал и понял, что у нас все ужасно…». А я после этих слов  уже приготовился прочитать про рак и кучу метастазов в брюшной полости и мысленно попрощался с пациенткой.

Куча, конечно, была… Но совсем не метастазов, а тромбов в сосудах печени, венах кишечника и нижней полой вене. Эти тромбы и оказались этими изначально непонятные нашим КТ-шникам образованиями.  Молодой человек очень удивился, когда я, читая протокол, не смог сдержать довольной улыбки — тромбоз, конечно, тоже не «фонтан», но не рак же!

 

«Любимой теще» были назначены специальные голубые таблеточки, которые при правильном подборе в состоянии растворить любые тромбы, и уже через три месяца ноги стали одного размера, а кожа из бледно-желто-фиолетовой приобрела розовый здоровый оттенок, следом ушла  и одышка.

Прошло два года. Женщина бегом поднимается на третий этаж, выглядит как из модного журнала, катается по  курортам  и живет полной жизнью, регулярно наведываясь проверить свою свертываемость крови, потому что  голубые таблетки я ей отменять  пока не тороплюсь.


 

Фото из архива редакции