566
0

Мои главные принципы — честность и справедливость

Новый директор благотворительного фонда «Первоуральск 21 век» Кристина Костина о принципах работы, о том, куда направят президентский грант и о новых проектах 


По первому образованию Кристина Костина финансист, сейчас она получает второе образование — учится на театрального продюсера в ЕГТИ. Раньше она работала специалистом в организационном отделе дворца культуры, директором учебного театра в ЕГТИ. Сейчас является исполнительным директором театра-студии «Три апельсина». 

В этом году фонду «Первоуральск 21 век» исполняется 20 лет. Все это время его возглавляла Вера Ананьина, она покинула свой пост в начале года. У фонда несколько направлений работы — развитие культуры, спорта, благоустройство города и помощь социально-незащищенным гражданам. Ими специалисты будут заниматься до 2023 года. Сейчас  в штате три человека — менеджер, бухгалтер и руководитель. Помимо этого, есть около 50-ти благотворителей и порядка 150 волонтеров, которые готовы поддерживать благотворительные проекты. 

 

Кристина Костина, руководитель благотворительного фонда «Первоуральск 21 век»

Я пришла в благотворительный фонд «Первоуральск 21 век» по приглашению Веры Демьяновны Ананьиной — единственного директора фонда за 20 лет. И я это очень ценю. Мы обсудили план мероприятий, подумали, что и как я могу сделать. Но, думаю, нужен целый цикл, чтобы я вошла в рабочии ритм и как-то оценила результаты. 

Благотворительный фонд «Первоуральск 21 век» — это проект городского сообщества. Мы привлекаем деньги коммерческого сектора и отдаем в некоммерческий. Мы отдаем их организациям, которые воспитывают и учат наших детей — учат их танцевать, петь, плавать, кататься на велосипеде. И я как мама троих детей понимаю, насколько это важно. И те люди, которые зарабатывают деньги в коммерческом секторе — тоже.

Я очень не люблю, когда в театр ездят в Екатеринбург. Да, у нас маленький город, но мы тоже можем делать интересные концерты и спектакли. И, значит, надо воспитывать то поколение, которое будет делать это здесь. 

Может, эти слова звучат утопично. Если удастся сделать хоть малую толику, то это хорошо.


Моя команда — это моя семья 

— Есть ли у вас основные принципы управления? 

Интересно, мне такого вопроса еще не задавали. Думаю, мой главный принцип — чтобы все было честно и справедливо. Я вообще воспитывалась среди книг — у меня обе тети библиотекари. Считайте, я выросла в библиотеке. Очень люблю Владислава Крапивина, мои принципы полностью совпадают с принципами его героев. Наверное, книги меня воспитали. 

Мы в благотворительном фонде каждый день узнаем новые и новые истории. Пропускать некоторые ситуации через себя сложно. Но я считаю, что не имею права черстветь, я и должна сочувствовать людям, понимать их ситуации и предлагать помощь.  

Еще один принцип появился у меня в прошлом году. Мой руководитель в театральном институте сказал, что «Руководитель не имеет права на ошибку, он должен работать с той командой, которая ему дана». И руководитель должен выстроить отношения, которые устроят всех. 

— Вы — жесткий и требовательный руководитель? 

— Считаю, что моя команда не работает, она делает проекты. Нет такого — вы в 8.00 должны быть на работе и точка. Мы просто живем и часть жизни посвящаем нашим проектам. 

Я не люблю карательные меры. Я даже детей не ругаю, я пытаюсь с ними разговаривать — объяснить им ситуацию. Я помню свои чувства, когда была ребенком — и мне казалось, что взрослые такие несправедливые люди. 

Поэтому на работе я тоже разговариваю, если возникают сложности. Ко мне может прийти сотрудник и рассказать, что завтра не придет на работу по семейным обстоятельствам. Или то, что сегодня опоздал потому, что проспал. Мне главное, чтобы работа была сделана. 

— А дома вы тоже глава семьи? 

— Дома я спокойная и ласковая жена. Муж у меня спасатель, он хозяин в доме. Поэтому я выхожу с работы и оставляю руководителя здесь. У меня трое детей — старший сын служит в армии. Дочери 15 лет, сыну — 12. Они уже самостоятельные, да и всегда такими были. Нас в советское время время воспитывали мамы, которые посменно работали на заводе. И я считаю, что нормально, когда с детства приучают к самостоятельности. 


 

Президентский грант потратим на восстановление родников 

— В этом году фонд получил президентский грант почти в три миллиона рублей (2 964 396,00 ₽) на восстановление родников. Почему вы выбрали именно эту тему? Несколько лет назад ведь фонд родниками уже занимался? 

Работу над грантом мы начали еще вместе с Верой Демьяновной. Всю документацию я подготовила сама — оставалась до поздней ночи, писала. И поэтому я понимаю, сколько труда вложено и в заявки участников на гранты фонда «Первоуральск 21 век». 

Я хотела сделать что-то нужное, а не просто написать проект, который привлечет в фонд деньги. И вспомнила, что 7 лет назад у фонда уже был проект с восстановлением родников. Тогда каждое крупное предприятие взяло шефство над источником и благоустроило территорию вокруг него.

Но у нас есть такое явление — вандализм. Многие беседки у родников ломают, сжигают, сам источник засоряют. Сейчас родники снова нужно восстанавливать и благоустраивать. 

Еще хочу сказать, что у каждого родника есть дебет —  запас воды. Изыскания того, сколько этих запасов, что за качество воды в источнике — дорогие. Наш «Экофонд» не может себе этого позволить. И я приехала к руководителю «Экофонда» Александру Федоровичу Цедилкину и сказала: «Вам нужна помощь?». Он сказал, что да. 

— Проект рассчитан на 11 месяцев и потребует, с учетом президентских денег и денег самого фонда, в общей сложности 4 114 395,90 ₽. Чем вы будете заниматься? 

— Скажу честно — у меня дома проблемы с качеством воды. Я не рискну пить из-под крана. И у нас многие набирают воду на родниках. Но когда ты приезжаешь с бутылками и начинаешь набирать, ты же не можешь понять, что за вода бежит. Поэтому надо провести исследования и повесить информационные аншлаги — вот это воду надо прокипятить и отстоять, а эту вот можно пить сразу. 

В рамках гранта у нас будет анализ воды, создание информационных аншлагов, благоустройство родника. Волонтеры у нас будут расчищать территорию у родников — убирать мусор, старые листья. Они будут помогать бесплатно. 

Еще у нас включены лекции и театрализованные представления — я не могу без этого, я же директор театра! Мы специально напишем сценарий и будем рассказывать о родниках, как они появились, как их беречь и так далее. В постановках будут участвовать дети. Как правило, дети друг друга понимают легче чем объяснения тех же взрослых.

На благотворительности не зарабатывают  

— Есть мнение, что в благотворительных организациях зарабатывают большие деньги. И люди идут в них именно ради этого — например, благотворители же не требует подробного отчета, можно что-то и себе в карман положить….

Благотворительный фонд — это не твой карман. Все средства протоколируются и отправляются на расчетный счет. К нам может прийти любой человек, мы все расскажем и покажем. Сейчас у нас на расчетных счетах 6 600 000 миллионов — они пойдут на программы фонда. Наша задача — привлечь эти деньги из коммерческого сектора и начать их распределять. 

Если бы я понимала, что тут какие-то темные дела творятся, я бы не пришла сюда работать. Я могу сразу сказать, сколько денег лежит сейчас на счету, куда мы их потратим. Мы каждый год отчитываемся в СМИ и выпускаем вестник благотворительного фонда. 

Но в наших проектах можно участвовать не только деньгами. Самый ценный ресурс — это время. И я очень ценю, когда руководитель предприятия или бизнесмен приезжает сюда и обсуждает социальные проекты.

 

Хотим создать уникальный формат мероприятий  

Мы не хотим проводить мероприятия ради мероприятий. Мы хотим делать те, что действительно городу нужны. Например, сейчас есть напряженность в семьях между родителями и подростками. Многие дети безвылазно сидят дома. Эти ребята практически живут в интернете — им даже общаться через гаджеты проще, чем вживую. Начинаются конфликты с родителями. Поэтому мы думаем над созданием форума для родителей и детей — чтобы они научились понимать друг друга. 

Сейчас мы будем мониторить информационную среду и думать, что нужно горожанам. 

— А будут ли продолжаться мероприятия, которые объединяют предпринимателей? Например, благотворительные спектакли? 

— Да, это интересно городу. Зрители любят такие мероприятия. Людям интересно посмотреть на знакомых с новой стороны. 

— Что еще вы готовите? Может, есть проекты к юбилею фонда?

У нас был план поставить пластический спектакль к годовщине Великой Победы. Это хореографические номера, у которых было бы звуковое сопровождение — чтобы каждый зритель понял, о чем речь. Мы хотели сделать что-то уникальное — выбрать более экспрессивный формат, задействовать все хореографические коллективы города. Мы хотим показать все — многогранные, уникальные, особенные. И в этой постановке только на сцену бы вышли около 500 человек за время мероприятия. 

Но с ограничениями из-за коронавируса даже репетиции провести не получилось. Все пока на паузе. Спектакль мы обязательно представим, но позже. Пока мы ждем, когда откроются площадки для проведения массовых мероприятий. И будем обсуждать график мероприятий с учетом корректив, которые внесла пандемия.  

У нас ведь в этом году 20-летний юбилей фонда. Мы хотим сделать большое мероприятие — включить творческие номера, концертную программу и стрит-арт. Попробуем собрать всех благотворителей и грантополучателей — у нас было более 17 миллионов было потрачено на некоммерческий сектор, 11 международных проектов. 

В качестве площадки мы хотим использовать аллею за ДК ПНТЗ. Это уникальный объект — мой муж помнит, как ее высаживали. Оказалось, что там садили редкие виды растений! Мы хотим сделать информационные аншлаги, чтобы все знали об этом. 

Не могу больше раскрывать подробности — мы пока еще не получили финансирование. И если мы заявим, но сделать не получится, будет нехорошо.


Фото Дмитрия Дегтяря