889
0

Мы не знаем, как у нас появились дети

Как Олеся Семухина и Дмитрий Проскурнин хотели основать студию для взрослых. Но социальные танцы почему-то танцуют все


— Давайте, давайте! Ну же, ребята! Соревнования уже 5 мая. Тут всего ничего осталось, надо подтянуться, — тренер Дмитрий показывает движение. В студии готовятся к кубку России по социальным танцам. Репетирует команда детей, которая танцует на уровне профи — говорят, выполняют элементы не хуже, чем взрослые.

Для кубка приготовили два танца — сальсу и бачату. Сальсу детям танцевать проще — это энергичный, зажигательный латиноамериканский танец. А бачата — чувственная и романтичная, поэтому движения тренеры как могут упрощают.

— Понимаете, тут надо чувствовать — ведет всегда партнер. Он думает, какие движения будет делать, поэтому должен понимать способности партнерши — поймет ли она, что надо сделать поворот, сможет ли, например, прогнуться в спине. Смотрите, я как говорю — вот вы хотите пригласить девушку на чай: можете взять ее за плечи, развернуть в сторону двери и жестко повести, сказав: «Идем пить чай!». А можете поздороваться, приобнять, ласково сказать: «Дорогая, может, чаю попьем?» — и она сама пойдет.

 

Движения показывают сами Олеся и Дмитрий. Олеся с детства занималась народными танцами, потом — бальными, можно сказать, это у нее в крови. А Дмитрий — бывший сотрудник службы безопасности. Раньше он проводил тренировки по боевым единоборствам с спортзалах Екатеринбурга.

— Однажды я зашел в бар, а там вечеринка. И все не просто пьют, а красиво танцуют. И я тоже захотел научиться — так и записался на бальные танцы. Я думал, что сальса и бачата — это и есть оно. Но раньше в Первоуральске ничего не было, кроме бальных танцев, — рассказывает Дмитрий.

На танцах Дмитрий встретил партнершу — Олесю. Со временем она стала его бизнес-партнером. Точнее — с нее и началась школа социальных танцев.

— Когда я занималась бальными танцами, ко мне подходили и спрашивали, почему ты не откроешь свою студию? Ты же так хорошо танцуешь, мы хотим заниматься у тебя.

И Олеся решилась. Первые занятия по социальным танцам проводила в баре «Cat». Туда приходили всего 11 человек. У Олеси не было партнера, поэтому выполнять элементы помогал Дмитрий — с пластикой у него была беда, но постепенно он старался равняться на партнершу. Дмитрий и Олеся ездили учится танцевать сальсу и бачату в Екатеринбург, а потом показывали новые элементы ученикам.

Расписание студии было нерегулярным — приходилось отменять уроки, если, например, в баре был запланирован банкет.

Тогда задумались о своем помещении. Сначала сняли маленькую студию — но постепенно клиенты стали приходить, и помещение уже не вмещало всех желающих.

— Как о нас узнавали? Думаю, сарафанное радио. И многие смотрели на Олесю — она у нас главный двигатель, — рассказывает Дмитрий. — Подруги говорили, что никому, кроме Олеси, свою дочь не доверят. Так, наверное, к нам стали ходить дети и подростки. Хотя — мы толком не знаем, откуда у нас дети. Мы рассчитывали, что откроем студию для взрослых.

— Когда мы на соревнования приезжаем, все удивляются — говорят, откуда у вас столько детей? С ними же так сложно работать! А мы практически живем на работе, мы с Дмитрием для них не просто тренеры, а можно сказать, мама и папа.

И в качестве примера «воспитательной работы» Дмитрий с Олесей приводят летний лагерь. Они организуют смену прямо в студии. Говорят, что специально проводят опрос детей перед началом — как правило, все дети недовольны товарищами по отряду. Пишут нелестные характеристики вроде «дурак» и «дура». А в конце начинают видеть друг друга по-другому: пишут, что девочки красивые, умные, мальчики — сильные и пр.

Тем временем в зале собираются девушки. Участницам в этом составе  от 14-ти до 48-лет (кстати, эта участница выглядит как девушка, ее сложно «вычислить» на фоне остальных). Группа сборная, танцует на уровне профи. Тоже будет выступать на кубке России. Девушки самостоятельные — встают, включают музыку,  начинают двигаться, Олеся только контролирует и помогает прорабатывать отдельные движения.

Олеся больше не выступает на соревнованиях — говорит, пока на это времени нет. Надо ставить танцы детям и взрослым и параллельно управлять студией. Студии сейчас 8 лет. Есть два помещения — на Папанинцев и Чекистов.

Здесь работают 13 тренеров — есть стретчинг, направление «Школы городского боя», зумба и др. Кстати, Олеся единственный в Первоуральске сертифицированный тренер по зумбе — каждый месяц  она подтверждает свой диплом и получает материалы с новой музыкой и танцами. Основатели студии не жалеют денег на обучение: сами ездят по разным мастер-классам от мировых звезд — хотя это дело не из дешевых.

Например, недавно «привезли» новое направление — сальса Нью-Йорк.(Разновидность сальсы, которая танцуется «линейно» — то есть, пара двигается только вдоль прямой линии. Делает это динамично, быстро.  В танце очень много движений, где партнерша как бы элегантно дефилирует мимо партнера).

— Да, мы до сих пор и учим, и сами постоянно обучаемся. У нас режим ненормированный. По будням бываем в студии как минимум до 11-ти вечера. Бывает так, что в выходные прихожу и тренирую группы — если для соревнований это нужно. Могу всю ночь не спать, это нормально. Особенно бывает мандраж перед соревнованиями. А утром прихожу в студию и провожу занятия, — делится Олеся.

Впереди — не только кубок России, но и Кубок Первоуральска по социальным танцами — он пройдет в ИКЦ. Выступать будут дети от 6-ти лет и взрослые. Заявились 77 человек — в том числе, новички, которые ходят в школу всего пару месяцев.

Танцы будут и парные, и сольные. Главный элемент — импровизация. Организаторы будут включают музыку, а участники должны придумать движения, попасть в мелодию и не сбится с ритма.Это могут даже маленькие дети, в голос уверяют Олеся и Дмитрий. Хотя, рассказывать об этом сложно. Надо смотреть.




Фото Дмитрия Дегтяря