917
0

Мы собираем его мозг в кучу

Семья Бондаренко нуждается в помощи первоуральцев для реабилитации маленького Степана


 

Ксения и Степан Бондаренко

Журналисты, которые в гостях у Бондаренко не первый раз, искренне удивлены тем, что Степан самостоятельно ножками передвигается по квартире. Это совсем не тот ребенок, которого они видели в апреле прошлого года. А меня, оказавшегося здесь впервые, удивляет, что квартира больше похожа на медицинский кабинет, предоставляющий профилактические оздоровительные услуги. На полу — модульный массажный коврик, в соседней комнате — сухой бассейн с шариками, в дверном проеме кухни висит сенсорный гамак из эластичной ткани, и много-много других специализированных приспособлений. Все это приобретено для выполнения домашних занятий, которые Степе назначают врачи.


 

Мама Степана — Ксения — делится с нами успехами, которых им удалось добиться в развитии малыша за прошедший год:

— Степа научился ходить. Пока он разбалансирован. Но он уже может не только ходить, но и преодолевать небольшие препятствия. Самая большая проблема — его умственное развитие. Но и здесь мы идем в гору. Степа начал понимать речь, реагирует на просьбы и выполняет их. Пока они простые, и это касается только бытового уровня. Навыков самообслуживания еще нет, и следовать инструкциям он не может. Но важно то, что мой ребенок уже меня слышит и понимает. Он учится выражать свои эмоции. Между нами налаживаются какие-то коммуникации.

Появился прогресс и в занятиях с дефектологом. В течение полутора лет никаких сдвигов не было, и недавно Степан начал с связывать между собой предметы, находящиеся в его руках. Он уже понимает, что мячик можно положить в баночку. Сейчас задачу усложнили, мячик надо не просто положить в баночку, а положить через отверстие, прорезанное в крышке. Нам демонстрируют как это делается. Пальчики малыша пока не очень слушаются, но мячики один за другим оказываются на дне сосуда.

— Даже три месяца назад Степа не был таким. Сейчас это два абсолютно разных ребенка. У него заработала голова. Это результат большой работы. После того как сын начал ходить, мы физическое развитие отодвинули на второй план. На первом плане занятия с дефектологом, нейропсихологом, сенсорная интеграция. Занятий по сенсорике Степе очень не хватало. Сенсорика собирает его мозг в кучу. Он начал понимать, зачем ему нужны руки, ноги, глаза. Он учится пользоваться своим телом. Работа с мозгом идет через тело. Сейчас мы этим занимаемся со специалистом из Швеции. А специалист из Китая ставит нам нити. Эта процедура более гуманная чем иглорефлексотерапия. Мы прошли 4 курса, и после первого мой ребенок понял, как правильно слезть с дивана. Тем, кто пользуется этим на подсознательном уровне, сложно понять такое достижение. Но ребенку надо понять, куда повернуть попу и как оттолкнуться ручками, чтобы сойти с дивана на пол. А сегодня он уже каскадер, свободно забирается на стулья и на другую мебель.

Было удивительным узнать, что приезд зарубежных специалистов организовывают такие же мамы, как Оксана. Они же сами организовывают сбор средств, чтобы оплатить их визит в Екатеринбург,обмениваются друг с другом информацией, важной для лечения их особенных деток.

Отдыхают Оксана и Степан только в субботу и воскресенье. Остальные дни недели расписаны по часам — это ежедневные поездки в Екатеринбург к специалистам. С мальчиком работают два дефектолога по разным методикам, а также медики из-за рубежа. Регулярно мама с сыном посещают бассейн. Кроме этого, есть домашние задания. Любая игра — это выполнение программы, написанной медиками.

— Сейчас нам надо добиться повторения действий. Если Степа научится повторять звук «А», то дальше начнутся занятия с речью. Тренируемся. Например, ему что-то нравится, он просит меня дать ему это, а я прошу повторить за мной звук «А», после того, как он повторит, я даю ему заинтересовавшую его вещь.Мы стремимся войти в норму. Пока нам говорят, что это возможно. Нам предстоит прожить важный год, сейчас мозг еще пластичен. И мы можем его собрать.

Кроме выше перечисленных мероприятий Степа проходит противовирусную терапию. После таких медикаментозных курсов происходят ощутимые скачки в умственном развитии ребенка.

— Но причина нарушений в организме ребенка не ясна до сих пор. Непонятно, почему произошли такие нарушения, и на каком этапе это случилось. Нам диагностируют одну из форм ДЦП.

Оксана взяла на себя всю работу, связанную с реабилитацией Степана. Но без помощников такой огромный труд не потянуть. Ей помогает старший пятнадцатилетний сын. А муж второй год живет и работает в Москве.

— Это вынужденная мера. На Степу идут колоссальные затраты. В среднем за месяц от 50 до 150 тысяч. Здесь таких денег не заработать. С мужем мы видимся 4 раза в год по праздникам. Нам ехать в Москву — бессмысленно. Здесь все территориально ближе. Но финансы остаются нашей самой большой проблемой. Отдать себя всю ребенку — это одно. Берешь себя в руки и выполняешь то, что требуется. Но нужны деньги, чтобы занятия не срывались. Заработок моего мужа — это небольшая часть затрат. Наши родственники открыли все свои кубышки. Мы продали все, что могли.Такие детки, как Степа — золотые. Сами полностью его лечение мы тянуть уже не можем.Поэтому мы вынуждены обращаться к людям за финансовой помощью.

На первую половину года Оксана запланировала развивать и закреплять у Степана навыки взаимодействия работы рук и глаз, обучение воспроизведению звуков. Как только эти навыки закрепятся, необходим визит в реабилитационный центр в Санкт-Петербурге. Еще в планах дельфинотерапия. Специалисты дельфинария уже готовы принять Степу.

Сбор средств семья Бондаренко открывает не первый раз. Оксана признается, что была сильно удивлена отзывчивостью людей и до сих пор с теплотой вспоминает ту поддержку, которая была оказана Степе. Благодаря ей, количество занятий необходимых ребенку увеличилось в три раза, получилось оплатить поездку в новосибирский реабилитационный центр. И лечебный эффект не заставил себя ждать. Из Новосибирска мама вернулась с сыном, который научился самостоятельно ходить. Средства от первого сбора закончились в январе. Сегодня необходим новый сбор для оплаты в феврале работы специалиста из Швеции.

Всю информацию, связанную с формами оказания финансовой помощи можно найти на семейной страничке Бондаренко, размещенной ВКонтакте.

Реквизиты для оказания помощи: 
Карта сбербанка 639002169045803844
(привязана к телефону 89221319042)

Янедкс деньги 410016406125410


Фото Сергея Макарова