735
0

Наша жизнь — не гоголевская поэма

Чиновники скинули с баланса дом вместе с прописанными жильцами,имеющими малолетних детей


Билимбай. Улица Железнодорожная. Дом №5. Дом есть, но его как бы нет


 

Звонок от Галины Гайнетдиновой поступил в редакцию внезапно.

— Приезжайте, пожалуйста, у меня такая история, в которой я сама разобраться не могу.

Едем в Билимбай по адресу Пушкина,12. Галина встречает нас у ворот дома. Проводит внутрь. Приглашает присесть за стол, на котором лежит ворох квитанций, паспортов и других документов.

Галина Гайнетдинова

— Начну с того, что все мы жили в доме отца. Точнее в двухквартирнике по адресу Железнодорожная,5/2. Нас было четверо детей. Двое умерли — брат и сестра. Живы только я и старший брат. Сейчас в квартире прописаны 7 человек. Из состава моей семьи шестеро.

Галина Ивановна предлагает нам проехать по адресу ее прописки, чтобы не быть голословной. Считает, что мы должны убедиться в факте наличия жилого строения. Дом стоит вблизи железнодорожных путей, недалеко от станции Билимбай. Строение выглядит непритязательно.

— Я на эту квартиру никогда не претендовала. Жил в ней старший брат — непутевый бобыль. Ни жены, ни детей, — объясняет Галина и проводит нас в квартиру. — Когда с ним случился второй инсульт и частичный паралич, я его к себе жить взяла, спасла из милосердия — не должен живой человек жить в таких условиях. Сама живу в съемном жилье. На иждивении оказались муж-сердечник и парализованный брат. Сил всех содержать нет. Вот и встал передо мной вопрос о приватизации этого помещения. Да и на старости лет мне уже хочется свой угол.

Брат документы на дом не сохранил. Поэтому Галина Ивановна приняла решение восстановить их. Отец получал квартиру от «железной дороги», поэтому Гайнетдинова первым делом поехала в Екатеринбург в управление Свердловской РЖД. Там ей сказали, что весь жилой фонд давно передан на баланс первоуральской администрации, и сейчас следует обращаться в городской архив.

— А в архиве мне ответили, что нет такого адреса. Этот дом списан с баланса. Уже лет 10. Но мы там все прописаны. Как дом с живыми людьми можно списать? Такого быть не может, наша жизнь не гоголевская поэма «Мертвые души». Меня везде отфутболили. Депутат Николай Козлов обещал решить вопрос, но все стихло. И я уже не понимаю, в какую дверь мне стучаться.

Странность ситуации заключается в том, что дом списан не полностью — квартира 5/1 стоит на учете в реестре объектов недвижимости. Но такого быть не может, считает Галина Ивановна.

— Дома по документам 10 лет уже нет, а моего внука два года назад в этот дом прописали. И ведь никто мне не дает документа, где зафиксировано, что дома нет, никто не говорит, на основании какого акта и кем был подписан такой документ. А коммунальные счета идут. По факту электросчетчик давно отключен, водой никто не пользуется. Мы с дочерью уже оплачивали долг 30 тысяч, сейчас пришел новый счет уже на 35 тысяч. В паспортном мне с трудом выдают справку о составе семьи с регистрацией, так как дома-то по документам нет, а коммунальщики запросто насчитывают деньги за несуществующие услуги. Тупик какой-то.

Сейчас для Галины Ивановны главным остается вопрос — с какой инстанции начать сбор документов, чтобы окончательно разобраться в этой ситуации. Очевидно одно — устные беседы с чиновниками и их лимитированное сочувствие никакого результата не дают.

Мы публикуем историю Галины Гайнетдиновой и приглашаем компетентных лиц для ее комментирования.


 

Фото Сергея Макарова