760
0

«Не хочется разматывать этот клубок, могут объявить террористкой»

Что думает глубинка о политических и экономических событиях в России


 

Интересно живем, товарищи. В медиапространстве премьер-министр Медведев впервые признал, что международные санкции оказывают негативное влияние на российскую экономику. И даже пообещал ответить на отлучение ряда российских банков от доллара «экономическими методами, политическими методами, а в случае необходимости и иными методами». Тут же посыпались прогнозы экономистов о судьбе рубля в ближайшее время. Пессимисты утверждают, что к новому году он может упасть до 200 рублей за доллар, оптимисты говорят о пороге 70 рублей за доллар. Россия в отместку американцам демонстративно предоставляет Китаю широкие экономические возможности на своей территории. А в Первоуральске тем временем коммунистам разрешили провести митинг против повышения пенсионного возраста.


 

Памятник корове в Битимке

Мы же пару часов провели в поселках нашего городского округа и выяснили, что обо всем выше сказанном думает глубокая российская провинция.

Первый пункт на нашем пути — Битимка. Жителей не густо. Желающих говорить и того меньше. На животрепещущую тему — повышение пенсионного возраста — согласилась порассуждать Степанида.  По крайней мере, так женщина велела себя называть.

— Мужчины и женщины до предполагаемого в будущем пенсионного возраста не доживают. У нас считается, что женщины помощнее мужчин. Но к женщине надо относиться как к женщине. Раньше в соцстранах женщины до трех часов дня работали, а мы в СССР всю жизнь с 8.00 до 17.00. И не было у нас возможности нормально пожить. Лучше, конечно, об этом не говорить, а то за задницу возьмут. Такое у нас государство. Наш ответ на ваш вопрос никому не понравится. Вся правда в прессе есть. Товарищ Путин, нет приношу извинения, он уже давно господин, ну открой газету посмотри. Там же толковые экономисты пишут, как исправить ситуацию. Но это не в интересах правящей верхушки. А нас вообще не спрашивают. Мы им вовсе не интересны.

— А что ожидаете от новых санкций?

— Мне с валютой связь не очень понятна. Она понятна только тем, кто экспортирует туда продукцию. Они наказаны. Ну и пусть. А у меня так давно не было валюты, что я за курсом даже не слежу. Да чего переживать. Будет как будет. Но все же обидно, что так к нашей Родине относятся. Путин все же нас приподнял. Он нас обманывает, а с ними как-то открыто разговаривает. Воюем в Сирии, на Донбассе, а я против всякой войны. Президент нами не интересуется, а мы сами по себе как-то живем. Если честно, то все так запутано. Разматывать весь этот клубок не хочется. Еще скажут, что я террористка какая-нибудь.

Предприниматель из Битимки Антон к резкому падению рубля относится философски:

— Конечно, на бизнесе отразится, спасают только большие старые запасы. Но ассортимент обновлять надо. Так что все скажется. Поэтому цены сейчас потихонечку начну поднимать. Придется. 

— А как к санкциям относитесь?

— Если деньги будут оставаться в стране, и они пойдут не в роскошь, а в экономику, то это хорошо. Внутренний валовый продукт начнет расти. А подъема последнее время почти нет. Я сужу по «покупательной» способности людей. В сравнении с предыдущими периодами, подъемчик совсем малюсенький.

— Что думаете о повышении пенсионного возраста?

— Премьер (Дмитрий Медведев) говорит, что уровень жизни растет, что возраст социальной активности увеличивается. Прежде в 60 лет люди чувствовали себя стариками. Сейчас это наступает позже. Если есть социальная активность, если есть доступность социальных благ, в первую очередь качественной медицины, то повышение пенсионного возраста, я считаю, возможно. Но ведь можно всех уровнять, все профессиональные группы работают до 65 лет, но установить границу, когда по состоянию своего здоровья и личных накоплений человек самостоятельно сможет принять решение о выходе на пенсию. Да, может быть пенсия из-за этого будет меньше, но зато, человек не будет мучиться от необходимости трудиться через боль. Правительству надо все точно просчитать, выйти с аргументированными предложениями. А пока все очень неясно.

Вера живет в Битимке, о пенсии пока не думая:

 

— Мне как бы рано об этом думать. Я молодая. Но мне кажется, что я не доживу даже до 55 лет. Мне 44 года, а болячки уже вылезают. Если повышать пенсионный возраст, то в первую очередь надо предоставить качественное медицинское обслуживание, условия труда должны измениться коренным образом. Этого пока нет.

Что думаете о санкциях и падении рубля?

— Вообще об этом не думаю.

Завернули в Крылосово. Здесь особой социальной активности тоже не наблюдаем. Машинист Олег о пенсионном возрасте рассуждает неторопливо:

— Тут проблема как отвечать — как хотят услышать или честно. Вопрос очень интересный. Начнем с того, что у нас люди просто столько не живут. Говорят, что условия жизни улучшились, мужчины гораздо дольше живут, я с этим не согласен. Я в больнице недавно лежал. Посмотрел с какими болячками лежат мужчины. Очень много с профессиональными заболеваниями, связанными с металлургией. С ними 65 лет не прожить. У нас нет таких как в Европе технологий, условий труда, жизни, уровня медицины. Если на предприятии средняя зарплата 20 тысяч, вычтем из этого обязательные платежи, то на проживание остается мизер. Дальше человек силы и здоровье тратит на подработках. Порой работают на 3-х работах.  Я родился в СССР. Застал время, когда человека труда уважали. У него хватало времени на труд, на семью и самосовершенствование. А сейчас как молодой человек купит квартиру, как заведет семью? Ипотека на 20 лет под драконовские проценты. Нет института семьи. Ему неоткуда взяться. А от этого все остальные проблемы, и в том числе, повышение пенсионного возраста тоже.

Как относитесь к падению рубля?

— Я не бухгалтер. Я обыкновенный человек. Я машинист тепловоза. Я профессионально выполняю рабочие обязанности, чтобы заводу было хорошо. Чтобы была прибыль. Как на простых людях отразится падение рубля? Я думаю, что кардинально никак. Бизнесу, может быть, не совсем хорошо станет. Есть еще санкции. Я не все о них знаю, но мне кажется, что надо развивать свое производство. Санкции продляют, но мы же живем. Мы должны стремиться к тому, чтобы страну вытянуть самостоятельно. Упал, сначала встал на колени, а потом и с колен поднялся. ВПК у нас отличный, но что-то из оборонки надо в гражданскую промышленность запускать. Создавать новые высокотехнологичные предприятия.

А вот молодая мамочка Анастасия в фантазии правительства не сомневается:  

 

 

— Мы теперь до пенсии, наверное, не доживем. Нам до нее так далеко, что пока особо не задумываемся. Но 63 — много. Я уверена, потом еще что-нибудь придумают, чтобы пенсию не платить. До 80-ти повысят. И будут бабульки работать. А я вижу, что люди и до 55 не доживают. Так что, все равно, пусть повышают, мы раньше умрем или вымрем.

— Как относитесь к падению рубля?

— Я за границу не езжу. Вообще мы никуда не ездим.  Но то, что на товары цены повысятся — плохо. Ну мы хоть колясками запаслись, нам, думаю, на жизнь их хватит. А вообще, я новости не люблю смотреть. Меня все начинают раздражать. Американцы нас ненавидят, Украина тоже. Все нас ненавидят. Мы на Донбасс отправляем гуманитарную помощь. А украинцы считаю нас провокаторами. А Донбасс тоже ведь Украина. Откуда тут настроение?

В Билимбае мы задерживаться не стали. Успели пообщаться с Юлией — единственная, кто согласилась фотографироваться. 

— Как относитесь к повышению пенсионного возраста?

— Пока отрицательно. Дальше будет видно. Мне еще долго до пенсии работать. Но я за середину. 55 лет — рано, 63 — много. 60 — это максимум максимума для женщины.

— А как относитесь к падению рубля?

— Доллары я не вижу. А от падения рубля ничего не ожидаю. Последствия я уже пережила. Попала под волну сокращений. Предприятие, на котором я работала, закрыли. Стало дорого покупать импортное сырье. Дешевизна рубля сказалась на производстве. А отечественного сырья нет. Работу новую нашла. В моем возрасте еще реально найти работу, которая удовлетворяет мои запросы.


Фото Натальи Кузнецовой