1326
0

Не поленитесь, сходите на кладбище, там все ответы

Что думают первоуральцы о повышении пенсионного возраста


Споров о повышении пенсионного возраста, вроде бы, нет, а вроде бы есть. Президент сначала утверждает, что не имеет к этой идее правительства никакого отношения, а потом заявляет, что внимательно следит за процессом. Что дает основание думать, что данная проблема все ж таки будоражит умы не только низов, но и верхов. В общем все неравнодушны и все неспокойны. Жители нашего городского округа в ходе короткого опроса назвали нам причины своей обеспокоенности, а также объяснили почему поддерживают пенсионную инициативу правительства.

 

Светлана Степанидина и Антонина Поддубная 

Антонина Поддубная, учитель

— Я работала до 70-ти лет. Я советская учительница. Мне работа была в радость. Я не чувствовала себя старой развалиной. Поэтому к повышению пенсионного возраста отношусь вполне нормально. Я отработала 25 лет и могла уйти по выслуге. Но даже мысли такой не было. 47 лет отдала родной школе. Все мои коллеги дожили до пенсионного возраста и пережили его. А среди молодежи есть экземпляры, которые, закончив ВУЗ, лежат на диване. Считают, что им сейчас пенсию надо платить, а потом, может быть, они поработают.


 

Светлана Степанидина, учитель

— Я нормально к этому отношусь. Нам все объяснили. Мы же читаем, смотрим. А я и не хочу уходить. Мне 65 лет, я еще работаю.

Георгии Рябков, учащийся ГПТУ №7

— Я отрицательно отношусь к повышению пенсионного возраста. Это несерьезное отношение к людям. У нас нет оснований повышать пенсионный возраст. Население у нас небольшое и долго люди не живут. Желание работать есть, так как в старости пенсию не получишь. Но знаю, что моих пенсионных накоплений не хватит, чтобы на них жить. То, что получает моя бабушка, это крайне мало. Даже получая пенсию, человек работает, чтобы не выживать, а как-то жить. А увеличение возраста, к пенсии ничего не добавит. Пенсия, чтобы человек мог жить, должна быть 25 тысяч. Сейчас средняя 14 тысяч. А сейчас продавщицы по 12 часов в магазине работают за 15 тысяч. Работа нечеловеческая. А что она получит на пенсии? Не комильфо. Я учусь на слесаря, но по профессии работать не буду. У меня цель более серьезная — МЧС, полиция. Мне это нравится.

Яна Смирнова

Яна Смирнова, завпроизводством в организации общепита:

— Я пожалела, что 28 июля не смогла поехать на митинг против повышения пенсионного возраста. Я работала в тот день. Я считаю это воровством из кармана пенсионеров. А как мы будем рожать? И потом доживать до пенсии? Последние копейки отнимают. Что равняться на заграницу. Там пенсионеры на море каждый год ездят. Наши пенсионеры концы с концами сводят. Мои комментарии к статьям о пенсионной реформе везде удаляют. Все делают, чтобы информация против реформы не проникала в соцсети. Но страна-то митингует. Если, вдруг, у нас будет митинг, я пойду. У нас казна пустая, положение критическое, но на Сирию деньги находят, мосты строить за бешенные деньги есть, а пенсионерам нет. Может быть, у чиновников поубавить зарплату, и их количество тоже поубавить. У меня мама пенсионер, живет на съемной квартире. И если у нее не станет этих копеечек, она реально начнет ходить по помойкам. Мы с мужем и детьми живем в однокомнатной квартире, и все равно этого не допустим. Но сейчас ее эта мизерная пенсия выручает. Кроме того, она ищет всяческие подработки. Неофициально на 2-х работах работает. Да, с метлой и шваброй. Другой работы даже после 40 лет уже не найти. Для женщины это уже крест. Кроме работы она еще находит время нам помогать — с детьми посидеть, в магазин сходить. Это у нее без проблем.

Татьяна Трифонова

Татьяна Трифонова, рабочая

— Повышение пенсионного возраста — больная тема. 63 года для женщины — это ужас. Мне 40 лет, у меня все болит. После смены спину не чувствую, ног на чувствую. Это в 40 лет нормально? А в 63 я что буду делать? Я никому не буду нужна. Нет времени, которое я могу уделять здоровью. У меня 6 смен в неделю на заводе. Я считаю, что 55 это уже граница для женщины. Для любой, независимо от профессии.

 

Сергей Сафронов

Сергей Сафронов, пенсионер

— Я пенсионер, мне как бы все равно. Меня это не касается. А нашему правительству деваться некуда. Сирия деньги отнимает, Украина отнимает. Они себя в угол загнали. На такие проекты нужны деньги. А где деньги взять? Пенсионный фонд куда-то ушел. Вот я на них смотрю, у них выхода нет. А у нас какой выход? Вот вы знаете, в периферийных городах народ какой-то инертный. Крупные города митингуют. А у нас, может быть, нет людей, которые сподвигали бы население на такие мероприятия. А что касается 65 лет, не поленитесь, сходите на кладбище и увидите какого возраста мужчины там лежат. Это самый лучший ответ на ваш вопрос. А государство, вдруг, доброе стало. Обещают нам 40% от зарплаты. От какой? От 25 тысяч будут те же самые 13 тысяч. И куда мы пришли? Надо же просто головой подумать, а не восторгаться этими 40 процентами.

Авель Мальцев

Авель Мальцев, пенсионер

— Милые, я все свое отработал. Мне 83-й год пошел. Ушел на пенсию в 71 года. Проработал 57 лет. Последние 39 работал в штате главного энергетика. Больше не смог. После войны с 12 лет робил, жить было не на что. А работать до 65-ти лишку. Надо же смотреть на условия труда, на производства. Все, кто работал на ПНТЗ в травильном и полировальном отделах, ни одного в живых не осталось. Они многие не дожили до 50-ти. Чтобы с кондачка назначать 65 лет, это нонсенс. Нужен очень серьезный мотив. Чиновникам по 65 назначили, пусть работают, сидят в креслах. Дай Бог им здоровья. А рабочему дальше 60-ти — тяжело. Смысл не отпускать на пенсию изработавшегося человека. Он же будет по больничным ходить, которые никто оплачивать не хочет. Моих сверстников уже редко-редко встречаю.  У нас ведь как, вроде бы ходим, работаем, а потом здоровье резко падает и нет нас. За здоровьем времени нет следить, а надо.

Евдокия

Евдокия, доярка

— Плохо очень отношусь. Есть, кто с детьми просидел всю жизнь, и начали в 55 работать. Дети выросли, силы есть. А есть те, кто иструдились. Им бы в 55 на пенсию, а они должны еще до 63 работать. Например, колхозники — доярки, трактористы. Какие там 63-65. Мне 57, так я уже только маленько робить могу. Официально оформлена, в пенсионный фонд продолжаю платить. А пенсию за всю жизнь 8,5 тысяч начислили. 30 лет на ферме дояркой отработала. Чего на 8 тысяч наживешь? Но и работать сил уже нет. С января уволюсь. Буду приспосабливаться к пенсии. Может быть, добавят чего-нибудь тысяч до 9-10-ти. Да вот только цены тоже растут.

Антон Колодкин

Антон Колодкин:

— Это плохо. Мало доживают до этих лет. В 65 работать тяжело. Мне сейчас 32, а к 65-ти здоровье сильно может измениться. Человек, который работает руками, физически сильно теряет. Надо делать разбивку по профессиям. Женщинам надо 55 оставить. Им тяжелее чем нам. Да мы и покрепче их. После 60-ти человек должен работать по желанию. Если здоровье позволяет. Если нет, он принимает решение, когда ему выйти на пенсию. Даже если пенсия не совсем соответствует уровню жизни. Но ее неплохо бы подтянуть до этого уровня. А работающим пенсионерам надбавку нельзя убирать. Если он устроен официально, за него идут отчисления в пенсионный фонд. Они больше чем эта надбавка. Но у нас каждый год происходят в пенсионном законодательстве изменения, которые вообще непонятны. У меня отец в 55 умер. Пенсия вся осталась у государства.

Николай Ерошин

Николай Ерошин, пенсионер:

— Мне-то уже как бы все равно. Но я против. Ну год, два добавить, пять — это много. Не доживают многие до пенсии. Сверстников почти нет. Из нашего цеха, многие и двух лет на пенсии не прожили. Это после 60-ти. Я-то в 50 ушел. Но вернулся на ту же специальность в литейный цех. Получал и пенсию, и зарплату. Тогда пенсия малюсенькая была. Как небольшой дополнительный доход. Не понимаю, почему женщинам 8 лет добавили. Ей в 55 не реально найти работу, а в 60 подавно. Кому они в таком возрасте нужны? Хорошо, если не сократят, и ты работу знаешь, как свои пять пальцев. А переучиваться в этом возрасте — тяжело. Голова не так работает.  


 

Фото Сергея Макарова