793
0

Не помереть здоровеньким

Истории, из которых понятно, почему Вадим Кучумов не уважает штангу, а уважает бег. В профилактических дозах


Вадим Кучумов, заведующий кардиологическим отделением городской больницы

Существует миф: если человек не пьет, не курит и занимается спортом, то это абсолютно здоровый человек, и  никакие болезни ему не страшны. Наибольшие заблуждения возникают по третьему пункту — спорту. На самом деле, продлевают жизнь лишь умеренные (от 2.5 до 5 часов в неделю) физические нагрузки аэробного характера: полезно немного пробежаться, проехаться на велосипеде, прокатиться на лыжах, поплавать в бассейне. А нагрузки чрезмерные, которые имеются у профессиональных спортсменов или «фанатичных» физкультурников, значительно увеличивают вероятность внезапной смерти, так как фактически изнашивают сердце и увеличивают плотность сосудистой стенки. Истории о внезапной гибели молодых спортсменов периодически вызывают бурный, но кратковременный резонанс в обществе и СМИ.

Но существуют и другие истории — когда чрезмерно перетренерованных спортсменов  удалось с огромным трудом «откачать» и вернуть к жизни.


 

«Раньше был нормальный парень, а теперь он стал качком…» (С.Шнуров)

Однажды в разгар ничем не примечательной среды позвонил терапевт из поликлиники с просьбой поглядеть 30-летнего культуриста, который усиленно готовился к соревнованиям: ел в огромном количестве всевозможные протеиновые препараты и еще какую то дрянь, качался, сушился и бог его знает,  что там с собой вытворяют спортсмены.  Итог —  стало не просто плохо, а очень плохо.

При осмотре выяснилось, что у парня сорвался ритм: называется это по-медицински «фибрилляция предсердий» или (если попроще) «мерцательная аритмия» (точно проще? — ред.). Особую опасность она представляет на изношенном сердце (это когда инфаркты, пороки сердца и т.д.), а у относительно здоровых лиц, в принципе, восстановление ритма для специалиста не связано с большими трудностями.  Бодибилдер, несмотря на сорванный ритм, выглядел так, как будто только что снимался для обложки глянцевого  журнала, поэтому мы с врачом кардиологической реанимации Оксаной Викторовной решили, что одна капельница со специальным препаратом легко поставит молодого человека на ноги. Оксана Викторовна начала лечение, а я с чистой совестью уехал с документами в Уральский институт кардиологии. То, что «что-то пошло не так», я понял по приезду,  увидев три пропущенных вызова от доктора, которая никогда не паникует.  Телефонный разговор:  «Я не понимаю, что происходит. По  УЗИ размеры сердца нормальные, ритм пациент не восстанавливает и катастрофически стало падать давление — бросай все и приезжай срочно».

Все оказалось еще хуже, чем я предполагал: для глянцевого журнала парень уже явно не годился, разве что мог снятся в фильме «Аватар» без грима — накачанный и синий. Ритм не восстанавливался, давления не было совсем,сердце молодого человека, отравленное  «культуристической» химией,  упорно отказывалось эффективно сокращаться. В считанные минуты мы ритм восстановили, но кроме чисто косметического эффекта ничего не произошло —артериальное давление упорно не хотело подниматься, словно все мышечные клетки сердца объявили забастовку и отказывались нормально работать. В течение двух суток парень находился на постоянных капельницах, которые искусственно стимулировали работу сердца и поддерживали более-менее сносное давление. Лишь на третий день кризис миновал.

На соревнования бодибилдер, конечно, не поехал, лечился еще около месяца.

 Прошло около 10 лет. Культурист жив-здоров. Сам в соревнованиях по бодибилдингу больше не участвует, но других активно к ним готовит.


 

Закатившаяся звезда

Я любитель хоккея с шайбой и помню многих свердловских хоккеистов, начиная от «звездного» «Автомобилиста» образца 1984 года с Виктором Кутергиным и Василием Татариновым, заканчивая современным составом с Якубом Коваржем и Анатолием Голышевым.

К своему стыду, за 26 лет проживания в Первоуральске я так и не стал фанатом хоккея с мячом, и все фамилии местных хоккеистов мне абсолютно ни о чем не говорят, а ассоциируются исключительно с проведенными ранее обследованиями и консультациями.

Однажды по поводу одного из хоккеистов «Уральского трубника» обратились к мне  неврологи: посмотри,  мол, спортсмена  на всякий случай, у него там в принципе все ясно — остеохондроз есть, травма шеи была, периодически он отключается и теряет сознание, а там важные матчи скоро начинаются, надо что-то решать.

Потеря сознания — это вообще то симптом неспецифический и, как я учу  студентов, что никто не требует с вас сиюминутного диагноза: надо вначале просто определиться — от больной головы человек теряет сознание или от больного сердца, а дальше распутывайте клубок. Вот и мы,  несмотря на уже готовый диагноз «остеохондроз», начали «крутить» парня по кардиологическому профилю. В покое кардиограмма была неплохая, а на высоте физических нагрузок возникало нарушение ритма — сердце внезапно начинает биться с частотой более 200 ударов в минуту, при этом резко падает давление и вскоре, если ритм быстро не восстанавливается, возникает остановка сердца. И если поблизости не окажется дефибриллятора,  то через пять  минут наступает смерть.  И этих самых пароксизмов желудочковой тахикардии у молодого человека были десятки, при каждом из которых он на короткое время терял сознание, но на его счастье пока ритм быстро самостоятельно восстанавливался. Ключевое слово «пока».

Выяснилось, что никаких других причин, кроме чрезмерных физических нагрузок, для ухудшения здоровья не было. Хоккеиста успешно полечили, «освободив от физкультуры».

Ну а дальше вопрос выбора — короткая и яркая карьера с закономерным финалом  в виде повторения судьбы хоккеиста «Авангарда» Алексея Черепанова  или жизнь. Молодой человек выбрал жизнь.