921
0

Неужели человеческая жизнь так мало стоит?

Родные бывшего полицейского Вячеслава Лопатина отсудили компенсацию за его смерть после плановой операции. Но семья хочет добиться еще и суда над врачами


Теперь две больницы — Первоуральская городская и Областная клиническая — должны выплатить семье Лопатиных по 800 тысяч рублей.

Звонок в домофон. Трубку взять легко, но положить сложно. Она держится на двух спичках, вставленных под верхней частью — чтобы не падала. Чтобы ее вернуть обратно, нужно спичками попасть в небольшую дырочку. С входной дверью все еще сложнее.

— Вы не откроете сами. Я покажу как. Без Славы все в доме разваливается.


 

 

Сагида Лопатина открывает дверь старшему сыну. Алексей Веселков принес портфель с документами — показать то, что потребовалось для суда. Сагида пока живет одна — младший сын недавно ушел в армию, говорит, вот и тяжело стало.

Сагида Лопатина 

Муж Сагиды и отчим Алексея — Вячеслав Лопатин — скончался год назад в реанимации первоуральской городской больницы №1. Ему было всего 58 лет. Родные пытались доказать, что Вячеслав умер по вине врачей. Процесс семья выиграла. Но радости, говорят, от этого мало.

— Я не верю до сих пор, что у меня его нет, — Сагида утирает слезы.  — У старшего сына родился внук родился — и мы решили строиться. У нас было два сада. Мы разрабатывали целину: построили два дома, баню. Думали — вот Слава отойдет от операции, будем продолжать, стройматериалы купили. Сейчас уже не построимся.

Прошлым летом Вячеслав Лопатин, пенсионер МВД, лег на плановую операцию в первую областную клиническую больницу. Пациенту прооперировали кишечник. Пять дней мужчина провел в больнице, 10 июля его выписали домой. При выписке Вячеслав Лопатин чувствовал себя хорошо. Медики дали направление — к участковому врачу в Первоуральске нужно прийти на перевязку 16-го числа.

Вячеслав Лопатин 

Но 15-го июля Вячеславу внезапно стало плохо — из шва потекла жидкость. Жена вызвала «Скорую», мужчину отвезли в больницу. По словам Сагиды, дежурный врач осмотрел пациента и спросил, согласен ли он на госпитализацию или отправится домой.

— Мы настояли, чтобы он остался. Его положили в общую палату. И всю ночь он там провалялся, его рвало. И только утром после обхода его решили оперировать. Сделали одну операцию, потом он недолго лежал в реанимации — и его отправили в общую палату.

Когда супруга пришла навестить Вячеслава, то увидела, что повязка на шве мокнет. Медики объяснили, что все нормально, так и должно быть. Сагида подошла к лечащему врачу и попросила перевести мужа в клинику в Екатеринбурге. Вечером Вячесла опять положили на операцию — в итоге медики провели не одну, а три, говорят Лопатины.  

— В судебно-медицинской экспертизе указано, что они неправильно провели санацию, — рассказывает Алексей Веселков, показывая документы. — Надо было не полностью брюшную полость надо вскрывать, а только место, где перитонит. Они открыли всю полость и занесли инфекцию. Потом они еще раз, потом — еще его вскрывали и промывали. На пятый раз он просто умер. Это была только одна из ошибок, как мы считаем.

Алексей Веселков, пасынок Вячеслава Лопатина 

Вячеслав Лопатин скончался в реанимации. Сагида вспоминает, как узнала об этом: 

— Я позвонила медсестре. Говорю, живой муж или нет? Она рявкнула — живой. Через 20 минут позвонил врач и сказал, что мой муж скончался.

Такой удар вдова с трудом могла вынести — поэтому сыновья решили, что нужно добиться справедливости. Претензии у семьи были и к первоуральской, и к областной больнице. Пациент провел после операции слишком мало времени в региональной клинике — всего 5 дней, и врачи не заметили, что что-то пошло не так.   

Лопатины обратились в Следственный комитет, в Министерство здравоохранения региона, к юристам и в СМИ. Вопрос о компенсации сначала пытались уладить с двумя больницами в досудебном порядке — предложили выплатить 6 миллионов рублей.

Но медики отказали — и семья начала судиться. Процесс состоялся в Свердловском областном суде.

— Перед нами никто не извинился. Врачи не считают себя виноватыми. На суде говорили, что мы сами виноваты, поздно обратились за помощью. Но в судебно-медицинской экспертизе сказано — они допустили диагностическую ошибку, — уверяет Алексей Веселков — Дежурный хирург не рекомендовал оперативного вмешательство и даже не назначил медикаментозного лечения. Если вот такие обстоятельства были — то как вы поняли, что мы поздно обратились в больницу? Его положили в обычную палату. Он там лежал и просто гнил.

— На суде я один вопрос задала заведующей отделением гнойной хирургии в Первоуральске. Она говорила мне, что инфекция не чувствительна к антибиотикам, — добавляет Сагида — Когда провели экспертизу, стало известно, что инфекция чувствительна к широкому спектру антибиотиков. Когда я спросила — вы что, ему совсем не капали антибиотики? Она просто промолчала и отвернулась.

В итоге две больницы — Областная клиническая и первоуральская городская — должны по 250 000 рублей вдове, и по 150 000 рублей — родному сыну Вячеслава Лопатина. В сумме — 800 000 рублей. Алексей Веселков не получил компенсации за смерть отчима.

— Я недовольна этим решением. Неужели человеческая жизнь столько стоит? — говорит Сагида. — Тех, кто его лечил, тоже надо привлечь к ответственности.

Но это только гражданское дело. Есть еще и уголовное — точнее, два. По словам Алексея Веселекова, их расследует следственный отдел Первоуральска и Верх-Исетского района Екатеринбурга. Проведено две судебно-медицинских эксперизы, сейчас ждут третью. До суда пока ничего не дошло. Шансы выиграть Алексей оценивает как 50 на 50. И загадывать на будущее пока не хочет.


 

Фото Сергея Макарова