500
0

Облегчить страдания детям и дать передышку родителям

Блок паллиативной помощи в педиатрическом отделении принимает первых маленьких пациентов


 

При входе в паллиативный блок вас встречают мягкое освещение и яркие краски. Таковы требования. Задача медиков облегчить жизнь неизлечимо больных детей и повысить качество их жизни. Всего в блоке три палаты. Двухместная с индивидуальным санузлом и две одноместных. Они оборудованы аппаратами для оказания помощи пациентам с паллиативным состоянием.

Нас сопровождает врач-педиатр Елена Луткова. Она работает с неизлечимыми детьми на амбулаторном этапе и помогает врачам стационара консультациями по уходу и питанию больных.

— У нас есть детки, которые могут кушать естественным образом, а есть на зондовом кормлении. Некоторым нужно особое питание и его надо правильно рассчитать. В питании максимально приближаемся к домашнему, резко его менять нельзя. Но коррекция должна быть.

В Первоуральске 39 паллиативных детей. Блок рассчитан на прием пациентов со всего Западного управленческого округа — это 171 ребенок, включая первоуральских. Все они не способны себя обслуживать.

Елена Луткова, врач-педиатр

— Отделение предназначено для того, чтобы дать социальную передышку родителям. Наши мамы все хорошие, от и до знают заболевания своих детей. Но они люди, — объясняет Елена Михайловна. — И паллиативная помощь — это работа с семьей. Бывают ситуации, когда семье необходима передышка. Чтобы родители могли уделить внимание другим детям, полечиться, съездить в отпуск. Вот для таких ситуаций предусмотрены паллиативные койки. Могут быть случаи, когда ребенок из реанимации переводится сюда, чтобы мама здесь могла обучиться навыкам ухода и пользования домашним медицинским оборудованием. Это вторая цель данного блока. Моя задача предложить мамам такую услугу.

 Лицензию на оказание стационарной паллиативной помощи первоуральская детская больница получила еще в феврале, но время ушло на оформление госзаказа от министерства. Только после его утверждения было открыто финансирование из областного бюджета, и койки заработали. Детский стационар и паллиативный блок — единое отделение.

Ирина Шестакова, заместитель главного врача по медицинской части

— Это работу отделения не усложняет. Все отлажено. Мы готовились к приему детей. Все идет в плановом порядке. Дополнительной нагрузки на медсестер нет. В детском стационаре свой сестринский пост, в блоке свой. Они работу не совмещают. Даже уборщица в блоке отдельная. Общий только врач, — дает информацию о расстановке кадров заместитель главного врача по медицинской части Ирина Шестакова

Все медики блока прошли в Екатеринбурге специальную подготовку по оказанию паллиативной помощи детям и получили соответствующие сертификаты.  Пока это идет в рамках программы совершенствования кадров. Таких специальностей как врач паллиативной помощи или сестра паллиативной помощи в номенклатуре должностей нет. Сейчас на федеральном уровне рассматривается вопрос о выделении этих специалистов в отдельную группу, так как работа с детьми, которым поставлен неизлечимый диагноз с точки зрения психологии гораздо сложнее.

— Есть синдром выгорания специалиста. Чтобы этого не случилось, мы можем обратиться к психологу. Я редко езжу одна, работаем мы в команде. Когда надо выехать на дом к пациенту, стараемся выезжать вдвоем — либо с сестрой, либо с психологом. Держимся, — улыбается Елена Луткова. — Мы приходим не для назначений, мы помогаем родителям оттаивать душой. Учат нас быть немного психологами.

Пока в блоке лежат два ребенка. Нас проводят в палату, где находится маленькая Алена. Медсестра показывает нам аппараты для искусственной вентиляции легких и очистки дыхательных путей. На стене висит телевизор, по которому транслируется мультфильм. Естественно задаем вопрос: надо ли тяжелобольному ребенку показывать яркие движущиеся картинки?

Татьяна Мягкова, палатная сестра

— Надо. Она реагирует на яркие цвета, на звуки, — убеждает нас палатная сестра Татьяна Мягкова. — Если там что-то смешное, девочка смеется. Она пытается говорить. Это важный эмоциональный момент. Это связь с внешним миром. И мы с ребятками при любых процедурах общаемся, спрашиваем, как дела. Разговариваем как со стопроцентно здоровым человеком. Это обязательно, даже если пациент вне сознания. Но когда нас нет рядом, Алену развлекает телевизор. Но в сон-час во всех палатах тишина.

Анастасия Сартакова, врач-педиатр

Врач-педиатр Анастасия Сартакова занимается оказанием паллиативной помощи с момента открытия блока. После ординатуры о работе с больными с неизлечимыми диагнозами не думала. Но прошла курсы подготовки и приступила к исполнению обязанностей.

— Такие больные — это реальность. Здесь нет лечения, здесь есть уход. Таких деток надо вести в течение всей их жизни. Психологически совсем иной подход. Пациенту необходимо обеспечить достойную жизнь. А мамы, которые круглосуточно ухаживают за своими особыми детьми, должны получать передышку. Наша задача поддержать качество жизни семьи и взаимодействовать с ней. И госпитализация у нас плановая по согласованию с родителями. Как правило, детский паллиатив связан с помощью больным с тяжелым поражением центральной нервной системы. Тем, кто не имеет реабилитационного потенциала. Медицинские технологии развиваются, если прежде человек при определенных поражениях органов уходил из жизни, то сейчас появилась возможность его поддерживать. Поэтому нуждающихся в паллиативной помощи будет становиться больше.

Пока паллиативная помощь в России только в начале пути. Какие формы и масштабы она приобретет в будущем, говорить сложно. Возможно, это будут отдельные от больниц медицинские учреждения, где не только красивые стены, но и красивая прилегающая территория для прогулок мобильных пациентов. А пока у нас есть 4 койки на все населенные пункты Западного управленческого округа. И медики считают это неплохим стартом.

 


 

Фото Сергея Макарова