1015
0

Озеро Надежд жителей первоуральских хрущевок

Как простые обыватели отправляют заявки на благоустройство 


Только очень не наблюдательный (или крайне придирчивый) не заметит, что в последнее время Первоуральск прихорашивается, сверкает яркими фасадами, радует топиариями и слегка удивляет указателями улиц. В основном, все «вкусности» достаются центральным улицам, «начинка» дворов мало кому интересна — кроме жителей этих самых дворов. Поэтому, как только активисты одной из "хрущоб" услышали, что мэрия ждет от первоуральцев предложений по благоустройству, активность свою повысили в несколько раз. Сначала не поняли, куда нужно нести предложения. В одних СМИ говорилось, что есть специальные участки, в других — что заявку можно отправить он-лайн. А как же бабушки, забеспокоились более молодые жильцы? В итоге стали действовать совместно со своей управляющей компанией. Там жильцам распечатали бланки, где в последней строчке таблицы был указан адрес — "Ватутина, 60а". А что? Практически центр. Вдруг, повезет?!


 Новость по теме:

Каждый может вписать свое пожелание


 

С недавних пор Наталия Москаленко — старшая по дому Ватутина,60а. Живет здесь с 1983 года, и весь коммунальный упадок происходит на её глазах. Вот, дорога перед домом лет десять уже выглядит, как после бомбёжки. Давно «сполз» асфальт с пешеходной дорожки. От бывшей аллеи не осталось и следа, зарастает бурьяном огромная площадка посредине двора. Экскурсию с погружением в прошлое Наталия Николаевна может проводить долго. Вот, если бы здесь появилась хоть часть «хотелок», то и объяснять бы ничего не пришлось.

Наталия Москаленко, старшая по Ватутина,60а

Дорогой этой мы начали заниматься очень давно. В таком ужасном состоянии она уже наверное лет 10. Запросто можно ногу подвернуть, а чистым из этих луж по осени и весне точно не выбраться. Начали писать жалобы по ней мы очень давно. Нам в управляющей компании объяснили, что в каком-то там году администрация пересмотрела кадастровые границы, и ремонт этой дороги лег на плечи жителей. Как считали, непонятно. Когда нам сказали, что это придомовая территория, мы немного поубавили пыл, но все равно это дело так не оставим. А вот эта дорога от ступенек и до 21 лицея — в ведомстве муниципалитета. Нам сказали, пишите [Артуру] Гузаирову (заместитель главы по ЖКХ — ред.),  — Наталия ведет нас за дом.

Говорит, когда снег стает, тут можно увидеть остатки асфальта. Раньше это была прекрасная аллея, бабушки и дети здесь гуляли, а сейчас машины то и дело норовят «прорвать оборону» в виде бетонного блока. Слева по курсу под снегом бугрится земля. Это «наследство» вдоль детского сада после ремонта сетей оставили ресурсники.

Ужас ужасный! — беззлобно, по-житейски произносит Наталия Николаевна. Она, вообще, на все смотрит позитивно. Не жалуется, скорее, мечтает, что бабушкам будет, где посидеть, а детишкам, где поиграть. Пока что на несколько окрестных дворов — одна приличная детская площадка. Туда и ходят. Те совдеповские конструкции, что за домом, находятся на проходе и спросом не пользуются. Разве только вечерами здесь собираются небольшие группки подростков. Елку в этом году управляющая компания ставить не стала, говорит Наталия. Все равно утащат.

Мы писали депутатам-единороссам по нашему округу. Говорят, нет уже на наш двор денег, все уже распланировано, — разводит руками Наталия Николаевна.


 

Площадка так и «просится» на пустыре, что перед домом. Когда-то здесь играли в футбол. Потом, лет 8 назад, построили корт. Пустует он редко. Вот, уроки сейчас кончатся, говорит сотрудник «СТАРТа», и набегут желающие. Зря что ли он каждый день чистит здесь снег? А летом здесь футбольные баталии проходят. Опять же по периметру корта с размахом в три метра мужчина выкашивает высокую траву.

Другая часть поля пустует, летом обильно зарастая бурьяном.

Здесь у нас к 1 мая шашлыки народ жарит. А я, когда у мамы ноги болят, хожу сюда за лопухами, — улыбается Наталия Николаевна. — Раньше у нас голубятня была, потом ее убрали, и летом в том месте хозяйничают бомжи. Так и живем! А ведь раньше здесь явно была аллея. Видите, деревья так посажены, да и остатки асфальта есть. Вот бы восстановить.

На краю пустыря высится железная горка. Наталия ловит наше недоумение: «Не знаю, куда она ведет и как ее так устанавливали». Еще здесь есть одна конструкция в виде лесенки-турника, и все. Спортивная площадка сюда просто просится, и тогда место здесь найдется не только отмечающим Первомай.

Про площадку нам тут такие цены озвучили... Я вот думаю, хотя бы скамеечки нам тут поставили бы. Ведь не секрет, что, если я по городу иду и не дойду до аллейки, то ни одной скамейки не найду. У подъездов давно их нет. Нам УК по просьбе у первого подъезда поставила — там у нас бабушка-инфарктница живет. А так, только возле корта остатки былой «роскоши» — низенькая скамеечка, да две хлопалки. Сейчас там уже стоянка для машин.

В руках Наталия Москаленко держит стопочку бланков, в которых жильцы уже поставили галочку напротив нужной строчки: «другая общественная территория». На сбор «хотелок» остался буквально день. Старшая по дому отнесет их в свою УК, а оттуда их передадут в мэрию.

Я сильно, конечно, не надеюсь. У нас ведь в основном делают самые «вкусные» места, где видно, где важных гостей возят. Но, думаю, и мы — не отшиб, почти центр города. Может, кто захочет во двор свернуть, а у нас тут пустырь, который всем уже глаза намозолил. Может, вся эта акция и показуха. Ну а вдруг?!

Наша экскурсия почти подходит к концу, как Наталия Москаленко вдруг произносит:

— А вы знаете, что здесь раньше было? Озеро! — довольная произведенным эффектом, показывает канавку вдоль аллейки. — Здесь с наступлением тепла до сих пор вода сочится.

— Озеро Надежды, — философски произносит моя коллега.

 А что? А, вдруг, и правда, хоть одна из надежд жителей хрущевок сбудется. Все-таки, практически центр.

 

Наталия Москаленко пообещала держать нас в курсе событий.

 


 

Фото Анастасии Нургалиевой