1036
0

Почему все так паршиво, если все так хорошо

На территории Первоуральска прошлой осенью завершилась пятилетка олигархического правления, но это событие широко не отмечалось


Андрей Казин, журналист

Пять лет пролетели как один день. Мало кто помнит, что в ноябре 2013 городскую администрацию возглавил представитель ПНТЗ Алексей Дронов. В тот год промышленники и депутаты, договорившись, изменили процедуру назначения главы местного самоуправления. Сначала перешли на систему найма сити-менеджера по контракту. Главой муниципалитета тогда стал председатель Думы Николай Козлов. Он, как политик, заключил договор с наемным хозяйственником, дабы не отвлекаться на пустяки, а вплотную заняться стратегией развития городского округа в рамках концепции развития всей РФ.

Как политик Козлов не состоялся, согласился с программой «Первоуральск — 300», предложенной наемным работником, и ушел в тень, из которой не выходил до конца своего срока на посту главы ГО. Фактически политическим и хозяйственным лидером Первоуральска стал выдвиженец ПНТЗ. А дальше населению всячески демонстрировали единодушие депутатов и верховного главнокомандующего. А также преимущества такого единодушия, над разлетом мнений и их обсуждений. Взяли курс на строительство города-сада. Разве что Маяковского не цитировали: «Я знаю город будет, я знаю саду цвесть, когда в стране советской такие люди есть».

Начали с попытки переворота сознания горожан. При активном участии олигарха подтянули в Первоуральск сурковский проект ДНК. Территория стала заполняться названиями с неопробованными смыслами — в дополнение к «Белой металлургии» появились «Дом новой культуры» и «Парк новой культуры». 

Но смыслы быстро хиреют. Мало надеть белые халаты на работников цехов, еще надо чтобы через город не ездили металловозы и трубовозы, а шлак не утилизировался путем рассыпания его на дорогах в зимний период. И понимание этого пришло. ДНК стал островком метрополии, первоуральским Римом, к которому ведут все городские дороги. А дороги в Рим должны быть хорошими. Начали с проспекта Ильича, знаменитого нестабильными грунтами и затоплениями во время летних гроз. Накатали два слоя асфальта. Злые языки пророчили, что не простоит и трех лет, потому что землю асфальтом не скрепить, а второй раз денег на такой ремонт метрополия не даст. Ошиблись. Четвертый год асфальт трещит, но дюжит. Бордюры развалились раньше. Однако день накатывания еще двух асфальтовых слоев неумолимо приближается. Но не стоит сосредотачиваться на одной городской магистрали, бум дорожных ремонтов продолжался всю пятилетку. Сейчас, согласитесь, до плотины Нижнего пруда можно доехать, практически не прибегая к рискованным маневрам объезда ям и колдобин. Что является несомненным устоявшимся в веках признаком урбанистической культуры. Правда к этому времени от внедрения «новой» культуры отказались и ДНК переименовали в ИКЦ.

Парку новой культуры название оставили. Он под этим именем прожил пятилетку очень противоречиво. Санитарная чистка лесного массива сопровождалась возмущениями общественности. Смена руководства привела к возникновению судебной тяжбы с требованием компенсировать прежние затраты бизнеса на благоустройство парковой территории. Нового руководителя Наталью Гичкину горожане заподозрили в убийстве кабанчика. Потом следователи заподозрили Гичкину в растрате. Все закончилось судом. Но новое колесо обозрения и светильники установили, организовали уголок аттракционов, улей-парк и хаски-парк. После этого структура пришла в точку замирания, если не считать движением череду арбитражных и судебных споров с предпринимателями, которые тем или иным способом участвовали в осовременивании парковой территории. Менялись руководители ПНК, но своими силами с намеченными преобразованиями не управились. И тогда пошли разговоры о вхождении города в федеральную программу по благоустройству парков малых городов, даже некий конкурс проектов объявляли. Но пока интерес к этой теме затух.

Начали мы с изменений во власти, ими же, наверное, стоит и закончить. Местное самоуправление все пятилетие демонстрировало кадровую нестабильность. Ну разве что 2014 год выдался спокойным, но его можно отнести к подготовительному периоду последующих чиновничьих взлетов и падений. Яркие события с людьми, которые были призваны на службу ради обеспечения цветения города П., начались в марте 2015-го. Под стражу взяли начальника жилищного отдела УЖКХ Первоуральска Андраника Малхасьяна. Его обвинили в хищении чужого имущества. Он это отрицал и утверждал, что дело сфабриковано, суд убедить не сумел.

А осенью 2016 года прокуратура обвинила всю чиновничью верхушку Первоуральска в коррупции. Помните анекдот: «К чиновникам по фамилиям Солдатов, Гартман, Пономарев, Цуканов и Крючков поутру приходят граждане, по странной случайности, носящие те же фамилии: Солдатов, Гартман, Пономарев, Цуканов и Крючков. Эти товарищи просят по 25 соток земли, немедленно их получают, кладут в карман и уходят». К этому времени Дронов переместился в депутатское кресло в ЗакСо области. А пост, уже главы городского округа, на пятилетний срок занял Валерий Хорев. Хорев после непродолжительного сопротивления пожертвовал фигурами из дроновского набора — зама главы города Дмитрия Солдатова и начальника по управлению земельными ресурсами Сергея Цуканова. И казалось, все улеглось.

Весна 2018 преподнесла народонаселению Первоуральска возвышенный сюжет добровольного отречения от власти ключевых фигур администрации. Конфликтная линия началось с ареста главного архитектора Константина Гартмана, а закончилась депутатским заседанием, которое без эмоций и вопросов удовлетворило просьбу Хорева об отставке. К моменту завершения олигархической пятилетки ключ от города был в руках у следующего, третьего по счету, новотрубника — Игоря Кабца. На торжественной церемонии приведения к власти Игорь Валерьевич Кабец пообещал Алексею Ивановичу Дронову придерживаться заданного пять лет назад вектора развития, но выглядело это совсем не юбилейно.

Юбилей собирает соратников, которые могут подвести итоги и задать друг другу вопрос — а ты помнишь, как все начиналось? В этом есть опробованный временем смысл. Только вот к финалу олигархической пятилетки встречаться было некому, а это паршиво. Но быть может, так работают законы новой управленческой культуры, тайные смыслы которой нами еще не открыты.