1146
0

После «Города чемпионов»

Откровенное интервью с Дмитрием Андреевским


В общественной организации «Первоуральск — город чемпионов» на момент завершения проекта было около 420 активистов. Из них —  26 постоянных членов команды. Поддерживали спортивный проект тысячи. Для этих людей стало неожиданностью, что все закончилось — и так резко.

Мы поговорили с лидером организации — Дмитрием Андреевским о закрытии, о решении и о приятных  моментах. Ну и немного о личном.

Сказать, что мы закрываемся — пожалуй, это был самый волнительный момент за всю историю «Города чемпионов». Я очень переживал, даже руки дрожали.

Я объявил об этом на соревнованиях в ДВВС,  на закрытии плавательного сезона. Когда я произносил эту фразу, зал молчал. Сначала не поняли. А потом начали спрашивать — «Как же мы без вас?».

Очень много было комментариев, в том числе и в соцсетях. Много звонков. Наверное, к нам привыкли. И не хотели расставаться с чем-то привычным.

В соцсетях у нас в группе 6200 человек — и только 3000 из Первоуральска. Остальные из разных городов: Москва, Питер, Екатеринбург, Ревда  — возможно, жили когда-то тут или проездом были. Мне звонили и писали, говорили «Как так? Мы следили за вашим проектом, переживали».

Это решение было мое, обдуманное. Но практически никто из активистов об этом не знал. Многие прочитали в интернете. Так бывает. Мы знали, что рано или поздно это закончится. Главное — как. Мы ушли на хорошей ноте.

 Я думаю,тот, кто с нами, тот нас поймет.

Общественная организация как юрлицо остается. Сам проект закрыт. Мы все равно идейные люди — может, что-то новое придумаем.

Я не скрывал, что нам помогает Новотрубный завод. Я во всех интервью благодарил за помощь, которую оказывали они. На заводе большие изменения, у них пока финансирование прекращено для всех.

Но были и другие организации — мы в этом городе нашли диалог со всеми. Помощь была не только денежной — предоставить площадку, уже хорошо, у нас статья расходов уменьшалась.

Мне спортсмены говорят — вот, такой бренд загубили. Нет, мы сделали все, чтобы Первоуральск считали городом чемпионов. Смех-смехом, когда из других областей с партнерами общаюсь, говорю «Первоуральск», они так и хотят продолжить «Город чемпионов». Даже Министр спорта говорит об этом — посмотрите, они воспитывают чемпионов.

Это грустно, конечно, что у нас будет хуже с матпомощью спортсменам. Я не говорю, что не будем помогать. Но объем помощи, конечно, сократится. Раньше поддерживали многих — даже не помню всех. Просто тренер приходил и говорил: «У меня есть талантливый парень, помоги».

Если вспоминать звезд — это Марк Урванов, сейчас он профессиональный боксер. В свое время мы ему помогали. Он большой молодец и всем говорит, что из Первоуральска.


И я хочу, чтобы бренд «Город чемпионов» принадлежал городу, а не одной организации. Согласен, через 3 года все забудется. Может, придет новый лозунг. Но шесть лет — это серьезно. Очень.

Когда мы начинали, нам не доверяли. Я считаю, это нормально.  

Во-первых, у нас, как и в любом маленьком городе, когда появляется новое лицо, все сразу начинают задавать вопросы: а зачем ты здесь? Какие у тебя цели? В депутаты рвешься или в кресло мэра хочешь сесть?

А во-вторых, мы работали с детьми. Смотрите, приходит организация к тренеру и говорит — мы будем работать с вашими детьми. Это ж тоже недоверие — как отдать какой-то организации детей? Но тут было проще — я сам занимался спортом, много тренеров меня знают.

Год мы завоевывали авторитет. Дальше — проще. У нас появился определенный контакт, и люди начали предлагать идеи.

Помню, когда учился в техникуме, у нас фан-движение было: все ходили в шапках и шарфах клуба «Уральский Трубник». И я очень этим гордился, когда видел таких парней на улицах. Потом это сошло на «нет».

В футболках «Города чемпионов» сейчас часто молодые ребята по городу ходят. И мы раздавали их не просто так: не было такого, что мы стояли и раздавали их прохожим. Купить сувенирку было невозможно. Все футболки заслужены: надо было прийти на наше мероприятие и выполнить задание. То есть, человек ее заслужил — и он может сказать, где. Либо он занимается спортом, либо ведет здоровый образ жизни.

Много наших футболок носят люди из других городов. Мы специально отправляли их туда — чтобы все видели наш бренд.

Да, были провокации — в соцсети выкладывали фото с пивом и сигаретами в наших футболках. Мы это искоренили — писали в личку этим людям, общались.

Кури-пей, это твои проблемы, но футболку сними.

Помню один смешной случай. Вечер, 11 часов. У нас прошло мероприятие, мы стоим с ребятами, обсуждаем следующее, нас 4 человека. Мимо идут парни  с пивом, уже «хорошие». Такие «реальные пацаны». Они подходят — «Здрасьте, а мы вас знаем!», все в наших фирменных браслетах. А мы — пиво убери. Они сразу «Да», «Да» — и убирают пиво. Мы посмеялись — «реальные пацаны» нас знают в лицо. Может, это и хорошо по-своему.

Я теперь понимаю многих артистов, которые страдают от всеобщего внимания. Иду после работы в магазин — и почти все здороваются. Сначала это удивительно. А потом ты чувствуешь, что уже не расслабишься — и от этого устаешь. 

Жена первые два года существования проекта смеялась: «Я тебя чаще вижу по телевизору, чем дома».

Когда мы работали, у меня день строился бешено. Я люблю движ — такие насыщенные дни, когда каждая минута занята. Но спустя 3,5 года  уже начал уставать от этого темпа: в 8 утра я приходил на работу, решал рабочие вопросы (у Дмитрия управляющая компания по обслуживанию загородных поселков), ехал на мероприятие, потом обратно на работу, потом — на вечернее мероприятие. И часов в 8-9 возвращался домой.

У меня трое детей. И младшая дочка в 10 ложится спать. Так что семье времени уделял мало. А когда они ложились спать, я где-то до часу ночи придумывал мероприятия, планы писал. У меня же еще свой бизнес — надо тоже думать, документы оформлять, планы составлять. И так шли недели, месяцы.

Я не мог позволить отпуск больше 10-ти дней. И никто из нас, членов команды проекта,  не мог — мы договорились так.

Сейчас я понял — надо чередовать умственную работу с физической: я все выходные провожу в огороде. Так я расслабляюсь.


Думаю, есть личный успех и признанный успех. 

Признанный успех — наверное то, что именно мы придумали проводить фестивали ГТО в формате большого праздника. Детям нужен движ: а пойти, сдать нормативы — это тяжело. А тут играет музыка, тебя поддерживают спортсмены, вручают сувениры и награды. Для детей это большой стимул. 

Когда мы первый раз так его провели, я написал письмо Министру спорта РФ — вот, в Первоуральске придумали такой формат, хотим поделиться идеей для всей РФ. И у меня есть ответ — отличная идея, мы внедрим ее по всей стране. Может быть совпадение, может нет, не знаю.. Но с того времени проводить фестивали ГТО стали в формате больших праздников, чему дети очень рады. 

А личный успех — это новые знакомства. Пусть это дети, но они все разные, со своим мнением и видением. И я многому у них научился.

Сейчас осталось много невыполненных обещаний. Например, у нас есть несколько заявок на установку спортивных комплексов.

Очередной мы поставим в деревне Крылосово в следующем месяце. Ребята писали еще зимой. В деревне-то вообще ничего: они сами сделали футбольное поле. Просто хотят, чтобы появились турники.

Я хорошо это понимаю. Я вырос в Талице, у нас во дворе был футбольное поле. Помню, мы утащили футбольные ворота в соседнем районе —  несли их 2 километра. Тяжелые, железные ворота. Они тогда были дефицитом — нам бы их не купил никто. Мы играли в футбол и охраняли эти ворота, приколотили их к земле. Потому, что попытки краж были: ребята из другого двора хотели их украсть. Но потом они стали к нам приходить играть.  

Мы же сталкивались с арендой поля, спортзалов. Востребованность таких объектов огромная — в селах-то их вообще нет. Пусть будут не очень дорогие, но будут.

 

Я не выключился из общественной деятельности — смотрю, что происходит в городе.

Есть Федерация футбола, где я председатель.

Еще я вошел в Общественный совет при проекте «Детский спорт». Раз в 3 месяца этот совет собирается в Законодательном собрании — там общественники, депутаты, бизнес. Я единственный из Первоуральска — думаю, это здорово, что к моему мнению прислушиваются.

Если у меня получится помочь городу, буду рад. Благодаря этому проекту будет отремонтирован спортзал в Кузино. И еще со следующего года планируется ставить спортсооружения и комплексы различные, если наша территория получит еще какой-то объект — спортзал или еще что-то, тоже здорово.


У меня нет обид. На кого мне держать ее? Мне кажется, люди воспринимали наши начинания на ура. А комментарии в соцсетях я не читаю, к статьям — тоже. Любой пиар — это пиар.

Сейчас я чувствую опустошение. Когда у меня что-то забрали, и на его место ничего не пришло. Я говорю ребятам — нужно просто «выдохнуть». За эти 3,5 года все, что мы придумали, мы сделали.

Сейчас нужна «перезагрузка», потому, что все мысли стерлись. Нужно время, чтобы голова наполнилась идеями.


 Фото Дмитрия Дегтяря