1234
0

Сами все запутали, а Гартман виноват

Первоуральский суд выяснял, как земли лесфонда в Билимбае оказались в частной собственности, и кто дал разрешение на строительство там жилых домов


  

Очередное заседание уголовного суда по делу бывшего начальника Управления архитектуры первоуральской администрации Константина Гартмана проходит с привлечением свидетелей. Все они — бывшие и настоящие сотрудники Управления архитектуры. Никто из них не испытывает к Гартману неприязненных отношений, контакты с подсудимым были только на почве рабочих отношений. И все обязуются давать только правдивые показания.


 

Артем Воробьев трудился в управлении с 2013 года по 2018.  В его обязанности входила работа с документами территориального планирования и градостроительного зонирования. Также он разрабатывал проекты межевания территорий, контактировал с Росреестром и с органами власти субъекта Российской Федерации. В его компетенцию входила выдача разрешений на строительство капитальных объектов и ввода их в эксплуатацию не входила. На новой работе Воробьев отслеживаниет соблюдения законности в области охраны лесов.

От представителя прокуратуры Натальи Рогатневой звучит вопрос о спорных земельных участках в поселке Билимбай, в отношении которых проведен двойной кадастровый учет.

— Да, это стало известно в 2014 году, — свидетельствует Воробьев. — В 1994 году был издан нормативный акт, противоречащий федеральному законодательству. Когда выяснился факт, что данная территория из земель лесного фонда не исключена, начали проводить работу. Отправлен запрос в субъект РФ о включении в границы населенного пункта данной территории. Результатом работы стало подписание Администрацией и Департаментом лесного хозяйства дорожной карты по решению вопроса.  А в 2017 году, после объявления Лесной амнистии, нами был составлен список земель на рассмотрение межведомственной комиссии по исключению данных территорий из границ лесного фонда.

Уточняющие вопросы Натальи Рогатневой касаются осведомленности работников Управления архитектуры о решении суда от 2016 года, запрещающего строительство на спорных участках. Ответ утвердительный — знали. Также свидетель подтверждает, что на тот момент управлением руководил Константин Гартман.

Представитель Гартмана Павел Монкевич во время допроса свидетеля делает упор на существование нормативного акта 1994 года и на том, кто является его автором.

— Земельный комитет, — поясняет Воробьев. — На тот момент им руководил Владимир Волков. Он самостоятельно принимал решение, что включается в границы населенного пункта, а что не включается. Но по факту генеральный план развития ГО Первоуральск был принят в 2012, и эта территория уже была обозначена как земли населенных пунктов. А постановление главы о включении спорных территорий в границы поселения было издано в 1994 году. А когда именно было сделано кадастровое деление, я сказать не могу.

Тогда Монкевич просит свидетеля уточнить, были ли какие-то претензии со стороны Департамента лесного хозяйства, связанные с использованием спорной территории.

— В 2014 году в администрацию стали поступать обращения из Департамента лесного хозяйства и из Департамента по Уральскому федеральному округу о том, что нет оснований на включение данной территории в границы населенного пункта. У нас основанием было постановление главы и кадастровое деление. В соответствии с данными Росреестра, эта территория имела статус земель населенного пункта. Замечаний к генеральному плану по поводу того, что в границы поселка Билимбай включены земли лесфонда ни на региональном, ни на федеральном уровне не было. Позже появилось решение суда об исключении этих земель из границ поселка.

От следующего свидетеля — бывшей сотрудницы управления архитектуры Виктории Мироновой — Монкевич добивается рассказа о работе межведомственной комиссии, которая принимает решение о выделении земельных участков.

— В комиссии было семь человек, я сама в ней участвовала. Кроме них на каждом заседании присутствует представитель прокуратуры, который не входит в состав комиссии. Он высказывает свое мнение по поводу принимаемого решения. Решения принимаются членами комиссии, утвержденными постановлением главы. На основании этих решений готовятся постановления главы о предоставлении земельного участка либо отказе.

Адвокат Павел Монкевич. Фото из архива редакции

— А можно на членов комиссии оказать давление? — продолжает допрос Монкевич.

— Я не представляю, как его можно оказать, — утверждает Виктория Миронова. — Каждый имеет на руках пакет документов, который рассматривается в соответствии с Земельным и Градостроительным кодексом. Если все документы соответствуют требованию кодекса, тогда можно принять положительное решение. В кодексе есть пункты отказа. На основании их идет отказ. Здесь нет возможности повлиять. Кроме того, по решению свое мнение высказывает представитель прокуратуры.

Обвинитель Рогатнева в свою очередь выясняет у свидетеля, кем формировались документы по использованию земельных участков для рассмотрения их комиссией.

— Управлением архитектуры, — отвечает свидетель.  

— Заявители руководителю Управления архитектуры были известны заранее?

— Да.

— Кто подписывает итоговый протокол?

— Глава. Лично участие в заседаниях комиссии он не принимал. Протоколы на подпись ему приносил председатель комиссии.


 

Третий свидетель — Кристина Руденко, главный специалист Управления архитектуры. В период, который рассматривается судом, в ее обязанности входила подготовка документов для рассмотрения их межведомственной комиссией. Сторона обвинения устанавливает, при каких обстоятельства Руденко узнала о существовании организации «АРТ ХАУС», и откуда у нее появился электронный адрес этой организации.

Для справки:

Компания "АРТ ХАУС" зарегистрирована 15 марта 2006 года местным органом ФНС — Инспекция Федеральной налоговой службы по Верх-Исетскому району г.Екатеринбурга. Одним из учредителей является Гартман Наталья Валентиновна. Полное официальное наименование — ОБЩЕСТВО С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ "АРТ ХАУС". Основным видом деятельности является: "Деятельность в области архитектуры, связанная с созданием архитектурного объекта". Организация также зарегистрирована в таких категориях, как: "Деятельность в области архитектуры", "Деятельность, связанная с инженерно-техническим проектированием, управлением проектами строительства, выполнением строительного контроля и авторского надзора"

— Мне этот адрес дал Константин Владимирович.

— У вас проводилась выемка документов?

— Проводилась. Осенью прошлого года. Выемка была по определенным разрешениям на строительство. Я помню, что изымались документы по ИЖС. Эти разрешения отсутствовали. Кому именно они предназначались, я не помню. Что-то по Билимбаю.

— Где вы их обнаружили?

— В базе данных. В архиве в электронном виде. И поэтому смогли предоставить только отсканированные копии.

Защита обвиняемого просит Руденко рассказать, были ли со стороны Гартмана просьбы о рассмотрении некоторых документов в особом порядке.

 — Нет. Только в случаях, когда поджимали сроки рассмотрения.

На этом судебный допрос свидетелей завершился.

В ходе всего заседания сторона обвинения выясняла роль свидетелей, Константина Гартмана и главы администрации в создании документов на использование спорных земельных участков, а защита пыталась доказать, что все решения были коллегиальными, и главный архитектор никак не мог повлиять на людей, их принимавших, в силу ограниченных полномочий.  

Впереди еще больше десятка заседаний и допросы трех десятков свидетелей. 


 

Фото Сергея Макарова