528
0

Сначала я слишком сильно переживала за всех своих клиентов

Мы не успели выпустить эту статью 31 мая, когда отмечали день адвоката. Но пытаемся наверстать досадное упущение


В этот раз мы поговорили с Анастасией Игнатовой, адвокатом адвокатской конторы №1. О том, каково красивой женщине быть юристом, об эмоциональных переживаниях и самых неприятных делах. И, конечно, о необычной благодарности клиентов.

— Я закончила Уральскую Государственную Юридическую Академию в 2007 году. Статус адвоката мне был присвоен 19 февраля 2010 года. Сейчас состою в Свердловской областной коллегии адвокатов.

Я пришла работать в адвокатскую Контору №1 в 2010 году — сейчас там и тружусь. Мой стаж — 9 лет и 3 месяца.

Берусь за любые уголовные дела. Считаю — зачем получать статус адвоката и не заниматься уголовными делами? Пожалуй, не люблю только налоговые преступления — с государственными органами тяжело бороться, чтобы правду найти.

Когда ходила  в суд на первые заседания — у меня зубы стучали, так волновалась по каждому делу. Думала, правильно ли написала требования по гражданскому делу, смогу ли обосновать норму права. В суде же стороны представляют свои доводы — и надо тут же сориентироваться, вспомнить норму права, представить свои аргументы и опровергнуть доводы противоположной стороны.

В начале практики был у меня один случай, которым я до сих пор горжусь. Однажды позвонила заведующая нашей конторой и пояснила, что сотрудники УФСКН задержали двоих человек. Нужен второй адвокат на допрос подозреваемого. Я приезжаю тогда в еще бывший отдел по борьбе с наркотиками — и в кабинете следователя сидит молодой человек с синяком под глазом. Синяк свежий. Он уверял, никакого давления на него не оказывали — сам споткнулся и упал.

Ему до начала допроса  кто-то уже рассказал, как надо себя вести и что говорить. Тогда я разъяснила, что в соответствии со статьей 51 Конституции РФ, он может отказаться от дачи показаний. Или может поговорить с адвокатом, то есть со мной, один на один — перед началом допроса. Молодой человек отказался, вел себя раскованно, — мол, все обойдется.

После первого допроса ситуация обернулась не так, как ему обещали определенные лица. И он пришел к нам в контору за юридической помощью. Мы продолжили работу по этому делу. В итоге, когда суд огласил приговор, молодому человеку, которого я защищала дали срок меньше, чем его подельнику, которого защищал адвокат из другой конторы.

Судья, которая рассматривала дело, разобралась в обстоятельствах. Моему клиенту назначили 5 лет и 5 месяцев лишения свободы за сбыт запрещенных веществ. Подельнику — 8 и 6 месяцев.

Я научилась делать так: прошло дело — и забыла, а иначе просто невозможно весь объем информации в голове держать.

Я года полтора с собой боролась. Поначалу в эмоциональном плане очень переживала за всех своих клиентов. Все дела «проводила через себя» — очень жалко было молодых людей, обвиняемых в преступлениях, связанных с оборотом наркотиков, которых приговаривали к лишению свободы на долгий срок.

Помощь мне оказала наш руководитель Светлана Ивановна Медведева. И я очень благодарна. Она  сказала — если буду так эмоционально реагировать на все дела, так переживать за всех, то недолго проработаю. И после этого стала учиться контролировать свои эмоции и эмоции клиентов. 

Сейчас я стараюсь эмоции клиентов прерывать, прошу говорить по существу.

Некоторым я говорю: «Мне слезы тут не нужны. Успокойтесь, расскажите мне проблема, чтобы я смогла понять как Вам помочь». Клиенты не обижаются, а наоборот «берут себя в руки».

Самая неприятная для меня категория дел — это семейные. Когда люди делят все, что нажили в период брака  — даже ложки-вилки. Это очень эмоциональные дела — у людей кровь кипит: «Он пришел ко мне в одних носках, в одних носках и уйдет также!» - говорят некоторые клиенты. Доходит, порой, до анекдотических ситуаций.

У меня было дело, разводилась семья из одного первоуральского поселка. Муж сказал, что раз мы делим недвижимое имущество, надо поделить и все, что в нем есть, в том числе шторы и люстры. В суде пояснял,  что в большой комнате у них висит эксклюзивная люстра, которая стоит больших денег — я думала, там произведение искусства. В итоге выяснилось, что самые обычные люстры в доме висят. Просто человек пошел на принцип.  

Чтобы в таких спорах разделить имущество, то лучше конечно собирать постоянно все чеки. То есть как по мне жить с оглядкой, что для меня например неправильно. Лучше все-таки договариваться и расставаться мирным путем.

В последнее время у нас много дел, которые связаны с мошенничеством и применением  IT-технологий. Печально, но бывают моменты, когда мы не можем помочь.

Несколько лет назад обратился мужчина и попросил помочь написать исковое заявление — в написании искового  заявления для обращения в суд о взыскании денег . С его кредитной карты незаконно сняли деньги — он даже не знал об этом. СМС не приходило, а когда он обратился в банк, пояснили: вы сутки пропустили — все - платите сами.

Мужчина обратился в полицию. В итоге выяснилось, что запрос на списание денег с его кредитной карты пришел из другой области, если мне память не изменяет, то из Саратовской. Оперуполномоченные направили запрос туда — и на этом все, в Саратове то ли работать не стали, то ли еще что-то случилось. Дело закончилось ничем. Мужчина расстроился, он банку возмещал ущерб за свой счет.

Сейчас люди более грамотные — они договор с банком читают и знают, что если списали средства с карты на непонятные цели, нужно в течение суток прийти и об этом заявить, а также обратиться в полицию. И доказать банку, что это не друзья или родственники использовали карту.

Я согласна, что «встречают по одежке». И даже на практике в этом убедилась.

На работу стараюсь одеваться строго — предпочитаю брючные варианты. А в личной жизни люблю удобную одежду.

Однажды был вечер пятницы, не мое дежурство по городу было. Звонит наша заведующая и просит — нужен еще один адвокат в УФСКН. Я согласилась, еду чуть ли ни с шашлыков. В чем была одета, в том и поехала: в футболке и рваных джинсах.

Там клиентка — девушка младше меня, ухоженная, на каблуках, вся в золоте. Она меня с ног до головы осмотрела и такое лицо сделала — мол, что я, в рваных джинсах, могу ей дельного посоветовать. Я ей всю ситуацию по полочкам разложила, объяснила все последствия при тех показаниях, которые она хотела дать.

В итоге клиентка меня выслушала. Даже разревелась от напряжения. В итоге заключила со мной соглашение. И очень благодарна  — особенно когда ее приговорили у условному лишению свободы.

Думаю, бывает такое, когда в суде меня недооценивают — и адвокаты противной стороны, и сотрудники государственных органов. В основном, мужчины. Но это случается не в Первоуральске, а в других городах. Сначала смотрят и думают: «Ай, да так». А когда начинаешь говорить, излагать свои доводы со ссылкой на определенную норму закона — сразу отношение меняется.

Внешность не помогает в работе. Помогают только знания.

У меня было дело — помогала семье получить муниципальную квартиру. Дело закончилось удачно. И в благодарность клиентка принесла мне кухонное приспособление — не знаю, как его назвать правильно, чтобы форма котлет и сырников была круглая.

Это, наверное, самая необычная благодарность.


Фото Дмитрия Дегтяря