632
0

Собаки охраняют нас от наркоманов

Энгельса,12, Магнитка

Когда мне становится скучно, коллеги говорят: съезди в пампасы, хапни адреналина. К сведению читателей, для нас, журналистов, пампасы — это не засушливая южноамериканская степь, а символ скудной местности с особым типом населения.

Случилось так, что на Магнитке в прогнившем муниципальном помещении, находящемся в жилом доме, рухнул потолок. В связи с этим съехались туда чиновники, ресурсники, спасатели, депутаты. Все они произнесли речи о предпринимаемых мерах по спасению строения, которые журналисты добросовестно записали на видео и аудио, после чего каждый добросовестно создал свою повесть о коммунальном происшествии на окраине Первоуральска.

Дом №13 на улице Энгельса со стороны выглядит вполне себе презентабельно — стеночки свежеокрашены, шифер на крыше новенький. Вот мы и подумали с фотографом Сергеем Макаровым, а что, если мы перейдем на четную сторону улицы и зайдем в дом послевоенной постройки под номером 12, который волна капремонтов обошла стороной.Что же там откроется нашему взору?

В подъезде сразу обратили внимание на посуду для кормления животных. Миски наполнены. Не успели порассуждать на эту тему, как с улицы в двери вбежали два пса. Рычанием и лаем они стали нас отгонять от своего корма. Адреналин зашкалил.Мы ретировались в другой угол, чтобы не накалять ситуацию. Фотовспышка внесла смятение в умы собак, они прекратили наступлениеи приутихли. В это время открылась дверь. Узнав, что мы из газеты, обитатели старого общежития пригласили нас к себе. За металлической дверью длинный коридор с рядами дверей по обе стороны. Пока знакомились с жильцами, нам объяснили, что собаки сторожат дом от вороватых наркоманов и от беспутных пьяниц, которые ненароком могут устроить пожар.

А повод бояться пожара у жильцов есть. В доме выгорело 4 квартиры. В результате торцовая стена одного крыла бывшего общежития завалилась внутрь. Сколько она так продержится, никто не знает.

Наша проводница Ксения Коньшина говорит, что дом в прошлом году признан аварийным.

Ксения Коньшина

— Мы провели собрание, приняли решение о заявке в программу по переселению, отправили в администрацию документы, но ответа еще нет. Здесь уже давно не общежитие, его признали многоквартирным домом. Управляющей компании у нас нет. За содержание дома мы не платим. Квитанции приходят только за воду, электричество и отопление.

Все сети внутри дома гнилые. В случае аварии собственники звонят на пульт городской службы спасения. На ликвидацию аварийной ситуации приезжают бригады ресурсоснабжающих организаций.

— Вот недавно прорвало трубу на крыше, приезжали работники СТК. Мой муж вместе с ними с 2-х часов ночи до 4-х утра искал утечку. Сейчас у нас главный номер телефона — 112. У нас еще крыша непонятно как держится. Когда у нас была ЖК «Магнитка», они провели экспертизу кровли. Эксперты сказали, что она ремонту уже не подлежит. Там все сгнило, не к чему притронуться. Стены здания ведет, одну лестницу у нас перекрыли, потому что она вся растрескалась.

В бывшем общежитии Ксения оказалась в результате улучшения своих жилищных условий. Продала на Хромпике однокомнатную «гостинку» и, использовав материнский капитал, приобрела на Энгельса, 12 двухкомнатное жилье с санузлом.

— Все это делалось под надзором опеки. Они сюда приезжали, все сфотографировали и дали мне добро на покупку. Это было три года назад. Состояние дома было такое же, — вспоминает Коньшина.

Ксения ведет нас в свою квартиру. По пути сообщает, что один ее ребенок сейчас болеет. Эту зиму дети пережили тяжело. В комнатах холодно.

— Полы все прогнили, из-под них тянет холодом. У нас в туалете температура как на улице. Да сейчас на улице теплее, чем в нашем туалете. Мы закладываем все щели тряпками. А под ванной просто дыра, ее муж залил монтажной пеной.

Ксения очень рассчитывает, что года через два бывшую общагу на Магнитке снесут, а ее семье предоставят другое жилье. Но больше года оставаться здесь не собирается. Они с мужем планируют переехать в съемное жилье. Жить с двумя детьми здесь уже невозможно.

Вот такая получилась повесть, в которой не оказалось места для речей чиновников и депутатов. Да и о чем тут говорить, пока, ведь, еще ничего не рухнуло.


 

Фото Сергея Макарова