330
0

Соревнования по эрудированности, допрос о высшем образовании и жалоба на ТСЖ

Что происходило на одном избирательном участке за пятью дверями — в авторской колонке журналиста Александры Гутман


Александра Гутман, журналист

Я работала первый раз в избирательной комиссии №2345. Это были «тихие» выборы — явка была небольшой, но казалось, что люди шли и шли постоянно. Наверное, потому, что я сидела напротив входа в школу и видела всех, кто проходил на оба избирательных участка. Видеофиксации не было, зато работали наблюдатели и члены комиссии с совещательным голосом от кандидатов. Которых, кстати, было двое — Эрим Хафизов от «Единой России» и Алексей Рудаков от КПРФ. 

Думаю, на явку повлияли два фактора. Первый — это были довыборы в городскую думу (не сравнить с президентскими, когда членам комиссии некогда было передохнуть — очереди стояли). Второй — воскресенье, стояла теплая и солнечная погода — самое время копать картошку. И если в 8 утра люди довольно охотно шли голосовать, то к вечеру избирателей стало гораздо меньше (кстати, после того, как выкопали картошку приехали только 2-3 семьи). 

 

Фото из архива редакции

Избирательные участки в этот раз переехали на первый этаж. В коридоре, напротив самого входа, сидели члены избирательной комиссии 2345, в рекреации за поворотом — 2346. И люди, заходя в школу, не смотрели на столбики в рекреации, где висели номера домов, а на членов избирательной комиссии или на наблюдателей. Избиратели терялись — «А где участок? Где мой дом?». Мы поняли, что надо спрашивать и помогать — Трубников или Комсомольская? Трубников сразу отправляли к соседям, а на Комсомольской просили назвать дом и уже разбирались, отправить к нашим или к соседним. На фоне этого всего я осталась благодарна наблюдателю от «Единой России» — она радушно встречала каждого человека, объясняла, куда пройти. Словом, помогала как могла — хоть и не была обязана это делать. 

Вообще, хочется сказать, комиссия 2345 подобралась очень душевная и радушная: встречали,здоровались, улыбались, помогали каждому. Но бывали и такие: одна бойкая бабуля с палочкой заткнула всех за пояс: «Чой-то все спрашиваете? Потому, что я с палкой что ли? Видите, пришла. И дом свой сама найду.» Но в итоге бабушка все равно сдалась и попросила помощи. 

Но бывали случаи и посложнее. В холле появилась избирательница с фиолетовыми волосами. Видно, что женщина растерялась. 

— Добрый день, у вас дом на Комсомольской или Трубников? 

— Трубников. 

— Тогда прошу вас в соседнюю рекреацию. 

— Рекреация? Что это такое? Не знаю такого слова. 

— Это место для отдыха детей на переменах. От латинского слова «рекреацио» — восстановление. Грубо говоря, это соседний коридор. 

И тут вместо того, чтобы пойти проголосовать, женщина делает неожиданный маневр:

— Так, сейчас я скажу слово, которого вы не знаете, — произносит фея с фиолетовыми волосами и задумчивым видом, присаживаясь на стул у моего стола. — Погодите, сейчас вспомню...Нео, нео...

— Неоколониализм?

— А что это? 

— Условно говоря, это подчинение молодых стран, освободившихся от колониальной зависимости, большими капиталистическими державами. Ну это согласно марксизму. 

— Нет, мое слово — это что-то из медицины… Нео, нео… Сейчас-сейчас…

— Давайте так, — говорю я, чувствуя, что игра в слова может продолжаться бесконечно долго. — Заранее сдаюсь, я не знаю вашего слова. В медицине не сильна. 

— Да, тем более, я слова не вспомнила, но вы его точно не знаете, — с гордым видом избирательница встала и направилась на соседний участок. 

После этого избирательница  все-таки добралась до своего участка и устроила мини-скандал: подпись члена комиссии ей показалась несуразной («Буква “Б” и закорючки? Что за А и Б сидели на трубе, я ничего не понимаю!» ). Щель в ящике для голосования оказалась слишком узкой  («Да что это за щель такая! Я ее вообще не вижу»!). В конце концов она узнала, что где-то в районе школы ходит кандидат Эрим Хафизов — и побежала его искать, чтобы уточнить пункты его предвыборной программы.

«Старшие» члены комиссии фею с фиолетовыми волосами вспомнили. Говорят, эта женщина приходит голосовать на каждые выборы. И каждый раз устраивает скандал. 


Фото из архива редакции — выборы президента в 2018 году.

Паспорт и данные  

Было странно, что на участок пришли не только жители 20 избирательного округа — был мужчина с улицы Химиков, семья с проспекта Ильича, женщина с Емлина. Они все были искренне уверены в том, что надо голосовать, и почему-то не на своих участках, а в 9-й школе. Люди знали, что выборы депутата. Но округ почему-то не брали во внимание — приходилось вежливо отказывать и объяснять, что довыборы в городскую думу идут по одному округу. 

Сейчас голосовать дают только по паспорту или по документу, заменяющему паспорт (по справке — если паспорт на замене, восстанавливают после утери). Но иногда это возмущает избирателей: почему не по пропуску на завод, не по правам. На соседнем участке появился  мужчина с загранпаспортом: он требовал бюллетень. После долго ругался, что комиссия отказала, нашел у себя какую-то бумажку, написал гневное послание и опустил в ящик для голосования. 

Потом, проходя мимо нашей комиссии, выкрикнул: «Вот, говорят, хулиганов много, мусорят везде! А на улицах урн нет, чтобы бумажку выбросить». Говорят, что после того, как разобрали бюллетени, бумажку нашли и прочли — мужчина настрочил гневное послание соседнему ТСЖ. 

Еще у каждого избирателя надо спрашивать — доверяет ли он посмотреть документ, а потом — разрешает ли внести личные данные в книгу избирателей или планирует сам это сделать. Люди странно реагируют на такие вопросы: 

— Без личных данных бюллетень не дадите? 

— А вы мои личные данные никому не скажете и кредит не возьмете? 

Один мужчина был особенно строг:

— Вноси. Но стой. А ты ошибки не сделаешь? 

— Нет. 

— Ну-ка, отвечай: образование у тебя какое? 

— Высшее

— Что заканчивала? 

— Поступила в Уральский государственный университет имени Горького, закончила Уральский федеральный университет имени Ельцина. 

— Факультет? 

— Исторический

— В каком году? 

— В 2012. 

— Ну, чуть позже, чем я выпустился. Ладно, доверяю, вноси мои паспортные данные.  

Что заметила: есть «голосующие» и «неголосующие» дома. У одного члена избирательной комиссии из дома пришло 50 с лишним человек. У меня — всего 18. И у соседа тоже 18. Это один из самых минимальных результатов на выборах. 

Ходят активно работающие граждане (как сказано в статистике, которую нужно заполнять, мужчины от 30 до 59 лет (включительно) и женщины от 30 до 55-ти (включительно)) и пенсионеры (женщины от 56-ти и мужчины от 60-ти лет). Их примерно 50% на 50%. 

Молодежь до 30-ти лет и впервые голосующие — большая редкость. У нас был один такой. Всей комиссией ему громко хлопали. 

 

Бабули 

Это отдельная категория избирателей. И совершенно особенная. Они обязательно ходят на выборы — и не только для того, чтобы голосовать. 

Одна пожилая женщина пришла, чтобы поговорить с членом избирательной комиссии по душам. Взяла бюллетень, а потом рассказала про житье-бытье, пожаловалась на здоровье. И в конце спросила: 

— А как у депутата попросить лыжные палки для ходьбы? А то раньше в парке давали, говорят, а сейчас не дают. А я хожу-то плохо. 

Другая решила поставить отметку в бюллетене прямо на столе у члена избиркома — усилиями всей комиссий удалось проводить бабушку в избирательную кабинку. Та в итоге вышла и забыла в кабинке бюллетень. При наблюдателях пришлось проводить процедуру изъятия бюллетеня и опускать его в избирательный ящик. 

Фото из архива редакции. Выборы президента в 2018 году 

Особенно сердце разрывается, когда в последние 20 минут голосования на участке появляется еле-еле передвигающая ноги бабуля. В берете, платке и парадном пальто. Бабушке тут же помогают найти нужный адрес, провожают к столу, усаживают. 

— Я целый день шла. Ой, как тяжело. У меня трое в квартире, и двое лежачие, — бабуля начинает рассказывать про жизнь и судьбу. 

— Почему же вы не позвонили? Вы могли пригласить членов комиссии на дом. 

— А куда звонить-то? Приглашения в ящик кинули, но я же ничего не вижу… И про телефон не знала. 

Последние минуты работы участка. Бабулю, слава Богу, проводили в кабинку — она все-таки дошла до ящика и опускает бюллетень. 

В этот момент у двери — точнее за пятью пластиковыми дверями — появляется еще одна женщина. Меня все волновало, что будет, если на последних минутах у дверей участка появится человек, который будет буквально прорываться через запертые отсеки в рекреацию школы: и вот, он дойдет до последней двери, но открыть ее не успеет. Женщина прошла все круги пластиковых отсеков и все-таки успела. 

Бабуля в платочке, плаще и с лыжными палками. Проголосовала быстро — увидела, что на участке находится кандидат Хафизов — и справилась с формальностями за несколько минут. В итоге перед самым закрытием кандидат галантно проводил бабушку на улицу и вышел сам. 

На том участок и закончил работу. 


Фото из архива редакции