994
0

Руководитель хора "Сольвейг" Елена Шестакова подала в суд на чиновников

Теперь первоуральский суд ищет верную трактовку Трудового Кодекса


 

Исковые требования Елены Шестаковой заключаются в следующем: отменить взыскание, компенсировать заработную плату и моральный ущерб.

Конфликт в следующем: руководство ЦКС (Централизованной клубной системы — ред.) утверждает, что руководитель хора «Сольвейг» Елена Шестакова отсутствует на рабочем месте по адресу Советская,6, с сентября ставит ей прогулы, заработную плату не выплачивает, но и не увольняет. Видимо, дожидается, когда Елена Владимировна переедет вместе с хором по выше названному адресу. Шестакова с предъявленными ей претензиями не согласна, и суду предстоит разобраться, были ли совершены Шестаковой прогулы и где на самом деле находится ее рабочее место.

Свидетелями по делу выступают участники хора "Сольвейг"

В коридоре многочисленные свидетели ожидают вызова в зал заседаний. Среди них бывший начальник Управления культуры городской администрации Александр Мосунов. Его первым вызывают для дачи показаний по делу. Предмет разбираемого трудового спора известен Александру Ивановичу из публикаций в СМИ.

Мосунов дает пояснения к сути вопроса: в систему ЦКС руководитель коллектива «Сольвейг» Елена Шестакова перешла в 2007 году и приступила к работе в должности хормейстера, место работы было определено в клубе Ленина, который входил на тот момент в систему ЦКС, но фактически хормейстер в качестве репетиционной базы с самого начала выбрала ТРЦ «Строитель».

Далее Александр Иванович освещает свою позицию в урегулировании конфликта, происходившего в 2009 — 2010 гг между руководителем ЦКС и Шестаковой:

— Конфликт того же характера, что и сейчас: что-то связанное с трудовой дисциплиной. ЦКС требовал от хора где-то выступить, а хор не мог. На этой почве все развивалось. Но я как руководитель Управления культуры не принял тогда ничью сторону. Т.к. ни Шестаковой, ни руководившим тогда ЦКС Юрием Крыловым не были соблюдены юридические формальности, которые имеют влияние на бюджетную жизнь коллектива. Если есть совместное решение, что у хора нет условий для работы, и руководитель хора договаривается со сторонней организацией о предоставлении помещения, то должны быть оформлены бюджетные обязательства. Клуб Ленина на тот момент мог предоставить хору только плохо отапливаемый зал. Сейчас там другая ситуация — все меняется к лучшему. Я тогда настаивал, если ЦКС не может создать условий для репетиционной базы «Сольвейг», то в законном порядке должно было быть документальное оформление отношений с другим помещением. Возмездный или безвозмездный договор. Если подобного договора нет, то где находится хор? Непонятно. Тогда он должен вернуться в клуб Ленина. Управление культуры настаивало на таком договоре, но с 2010 года никто ничего не решил. Ни Шестакова, ни руководство ЦКС.

Следующий свидетель — певчая хора Екатерина Казина. Ее показания касаются нынешней ситуации, в которой оказался хор. Пару лет назад Централизованная клубная система переехала в здание бывшего детского сада по адресу Советская,6. А хор как базировался в ТРЦ «Строитель», так там и оставался. Но в сентябре прошлого года со стороны руководителя ЦКС поступило требование переместить творческий коллектив в помещение на Советскую.

— Я побывала в декабре прошлого года в помещении ЦКС во время занятия театральной творческой мастерской. Пришла в кабинет №33, в котором должны проходить занятия нашего хора. В ТРЦ «Строитель» мы занимаемся с 2010 года. Там мы занимаем кабинет на 3-ем этаже. В нем есть пианино, весь необходимый инвентарь, стулья, гардероб, санузел, еще есть комната для реквизита. Все это находится в одном отдельном помещении. Одновременно на занятии у нас присутствует более 30-ти человек. Кроме хора там занимается вокальный ансамбль и детская группа. Занятия хора регулярные — два раза в неделю с 19.00 до 21.00. Ансамбль репетирует 1-2 раза в неделю, о детской группе не могу ничего сказать. Так вот в помещении ЦКС, кабинет в котором мы должны заниматься, в сравнении с тем, в котором мы находимся сейчас, вообще не оборудован. Это мое мнение. Инструмента там нет. Есть только стулья, которых на нас не хватит. Есть еще стол и ширма.

Екатерина Казина предоставляет суду сделанные ею фотографии комнаты в ЦКС в подтверждение своих слов. Но представитель ответчика демонстрирует свои фотографии, где в центре четко видно пианино и какие-то осветительные приборы. Казина утверждает, что на фотографиях ответчика изображен не 33-й кабинет. Свидетеля отпускают.  

Хорист Наталья Медведева начинает свои свидетельские показания с рассказа о творческих достижениях хора за 18 лет его существования. Затем доводит до суда информацию, что хор в течение 8 лет базируется в ТРЦ «Строитель», — это никогда не было секретом, и все руководители ЦКС об этом знали и знают. А единственным руководителем ЦКС, который посещал занятия «Сольвейг» в «Строителе», был Юрий Крылов. Затем в ходе допроса подтверждает слова предыдущего свидетеля о количестве участников коллектива и о репетиционном графике. 

Судебное заседание продлилось 6,5 часов. К окончательному решению суд не пришел. Следующее заседание состоится 21 января. 

В беседе по телефону Елена Шестакова не понимает трактовки трудового законодательства руководителем Централизованной клубной системы. А ведь именно в контексте этой трактовки к ней применяются административные меры. Политический мотив в действиях своего начальства Шестакова не усматривает.

Елена Шестакова в центре с плакатом на митинге против пенсионной реформы

Но напомним, что в сентябре Елена Шестакова приняла участие в митинге против повышения пенсионного возраста, что в принципе нежелательно делать муниципальному служащему. Но, может быть, это просто совпадение, и новому руководителю ЦКС именно в сентябре захотелось видеть Елену Шестакову в стенах здания на Советской, где сегодня базируется городская клубная системы.