552
0

То, что нам предложили, жильем назвать нельзя

В Первоуральске несколько семей отказались переселяться из аварийного барака, однако перед Президентом отчитались, что все люди расселены, а дом — снесен


Дом на Химиков,3 — если верить отчетам, он уже снесен

Администрация в СМИ сообщает горожанам, что недоделки в программном доме на улице Кирова активно устраняются в рамках гарантийных обязательств подрядчика. Чиновники предполагают, что кровлю крыши над квартирой Валентины Бахваловой (о ее проблемах мы недавно писали) повредили подростки. Но несмотря на то, что это повреждение нанесено в следствии ненадлежащей эксплуатации, ответственные лица пообещали к 3 ноября заменить кровлю по гарантии.

Однако во время визита в дом с «отдельными недостатками», мы обратили внимание на то, что много квартир пустует. Выяснили, что переселенцы даже не думали в них заезжать, а через судебные инстанции требуют предоставления им другой жилплощади либо денежной компенсации. Скептики считают, что судебными исками сломать существующую систему не получится.  

Невезучие хромпиковские переселенцы все же пытаются систему если не сломать, то надломить. Из ветхого дома №3 на улице Химиков несколько семей отказались переезжать на Динас. Их полностью не устраивает жилье, которое предоставила первоуральская исполнительная власть в рамках госпрограммы.

— Мы уже выиграли в области суд с администрацией Первоуральска, но чиновники снова подали иск. От предыдущего он отличается всего одним словом. В первом было написано «обязать», во втором — «принудить заключить договор мены», — рассказывает Наталья Чухарева. — Но областной суд уже принял решение не вселять нашу семью в конкретный дом. Да, в решении не написан адрес «улица Кирова, дом 3, квартира 16». Но решение, по моему мнению, это ответ на иск, в котором именно этот адрес и указан. Но первоуральская администрация считает, что городской суд неправильно трактует это решение областного суда, поэтому снова обращается с иском.

Наталья Чухарева озвучивает свои причины отказа от переселения — сырость, плесень и комнаты-пеналы. Ширина помещений в двухкомнатной квартире не сильно отличается. В одной комнате — 2,38, в другой —2,39 метра.

—Вообще никто не учел, что у нас разнополые взрослые дети. В вину мне ставят, что я в свое время не встала в очередь на расширение. Но почему мне никто не подсказал, что я имею на это право? Закон есть, но чиновникам следовать ему невыгодно. Они это скрывают. Они же не для населения работают. Теперь в администрации разводят руками и говорят, что кто не успел, тот опоздал. Еще говорят, что новая квартира на 8 квадратов больше старой. Но я в этих пеналах увеличения не ощущаю. Скорее, наоборот. Я не представляю, как взрослых разнополых детей разместить в предоставленном им пенале.

Вера Абзалова и вовсе усомнилась, что площадь предоставленного ей администрацией пенала соответствует площади прежнего жилья.

Вера Абзалова

— Я потребовала сделать замеры. Они долго меряли, ничего не получалось, а потом кадастровый инженер сообщил, что он делает замеры по внешним сторонам стен. Ну они нас совсем за идиотов держат?

Были в квартире Абзаловой и плесень, и сырость. Все по прейскуранту. Но чиновникам на момент сдачи очень хотелось, чтобы новоселы подписали акт приемки квартиры. Обещали плесень вычистит, обои поменять и даже перепланировку сделать. Но Вера Михайловна усомнилась в их искренности и подписывать акт отказалась:

— Уговорили меня подписать бумаги, на основании которых город мог взять дом на свой баланс. Упоминания в тех бумагах о договоре мены не было, не было ни одной фамилии переселенцев. Я расписалась. А теперь мне говорят, что я заключила с администрацией договор. Такой вот хитрый ход. А мне даже второй экземпляр этого документа не выдали. Ключи я тоже не брала.

Прежде, чем обратиться в суд, хромпиковские отказники прошли все возможные инстанции. Были на приеме у бывшего главы администрации Валерия Хорева. Тот согласился с претензиями, покивал головой, но никаких положительных последствий после этого не наступило. Депутат ЗакСо Елена Чечунова не усмотрела в действиях первоуральских чиновников нарушения прав переселенцев. Но отказники на этом не успокоились. Прорвались во время сдачи музыкального фонтана к губернатору Евгению Куйвашеву, рассказали о проблемах, и кажется, глава региона их услышал. В присутствии просителей порекомендовал представителям исполнительной власти в ближайшее время решить проблему.

Но, как утверждают жители хромпиковского барака, первоуральские чиновники посмеялись над их обращением к губернатору и объяснили, что Куйвашев забудет об их проблеме уже завтра, а решать все вопросы придется с ними, потому что они здесь главные.

— Мы, 35 и 29 квартиры, обратились в суд, наняли экспертизу в Екатеринбурге. Проверили все тепловизором, — продолжает рассказ о развитии конфликта Вера Абзалова. — В стенах и потолке обнаружились пустоты. Крыша вся в заплатах. Утеплителя под кровельным материалом нет. Положен он прямо на плиты, плиты уложены неровно, с перепадами. Все это зафиксировали. Суд в Первоуральске выиграли. Но УКС (управление капитального строительства — ред.) в опровержении решения сослался на то, что организация, проводившая экспертизу, и судья, вынесший решение, в этих вопросах некомпетентны. 35-я квартира в апелляционном суде в августе этого года дело выиграла, а моя — 29 квартира — нет. Во время судебного разбирательства в апелляционном суде судья спрашивала о том, кто принял решение переселять всех в этот дом. Представители администрации сослались на Валерия Хорева. На вопрос о том, почему они проигнорировали законное право жильцов выбрать другой вариант получения компенсации за утраченное жилье, чиновники ответили, что распоряжение главы было однозначным. Вот сейчас 35 квартира ждет ответных ходов администрации, а та, как правило, выжидает где-то полгода, а в последний момент подает встречный иск. И таким образом, злоупотребляя предоставленным законом правом, принуждают нас ко вселению в дом на Динасе.

Галина Пономарева считает, что в результате попытки принудительного переселения произошло бы ухудшение условий проживания ее семьи. Она считает, что если уж идти по их логике — один в один, тогда должен быть коридор, отдельно комната, отдельно кухня. А не квартиры шириной 2 метра с нишами для газовой плиты.

Галина Пономарева

— Любой человек рад новому жилью, но то, что нам предложил,и жильем назвать нельзя. Нам предоставили квартиру-студию с одним окном на 4-х человек. Мне начальник УКС предложил разделить комнату ролл-шторами. Но окно-то одно. Здесь мы суды выиграли. Уже вышли на оценку жилья. Сумма нас устроила. Но администрация вышла с заявлением, что у нас с нею заключен договор мены, и договоры у нас на руках, и мы от денежных выплат отказались. И нам в итоге присудили переселение. Но мы будем судиться дальше. У нас ни у кого таких договоров на руках нет. Почему суд верит администрации? Никто до сих пор не может объяснить откуда взялись эти документы с нашими подписями. Но они якобы есть. При этом в суде чиновники говорят, что мы уклоняемся от подписания документов на получение жилья. Противоречие на противоречии.

— В моем случае, они такой договор предоставили суду, — вспомнила Вера Абзалова. — Я его долго разглядывала. Но я точно знаю, что не подписывала этот документ. Судья Кукушкина поверила мне. Но в области я проиграла.

Галина Пономарева считает, что администрация ведет очень некрасивую игру, задействует в конфликт непричастные к нему стороны.

— Дошло до того, что меня вызывают на работе к директору. Она задает мне вопрос: почему я не переезжаю? И я ей должна объяснять?! Мужа на ПНТЗ к начальнику цеха на такую же беседу вызывают. Они, вроде бы, и не давят на нас, но беседы проводят. Вот кто мне объяснит — как переселение относится к моей работе?

Сдачу квартир администрация, по мнению собственников, превратила в постоянно действующий аттракцион — найди семь отличий.

— Нас продолжают приглашать на экскурсии по нашим квартирам. Последний раз я была, отметила, что количество переклеенных обоев увеличилось. Там же сразу все видно по новым заплаткам. Очевидно же, что плесень продолжает расти. Отделка становится хуже и хуже. В актах осмотра я на это указываю. Но УКС упорно отрицает наличие плесени в моей квартире.

— У нас уже куча денег ушла на суды. Но мы будем бороться до последнего. Проиграли апелляционный суд, обратимся в Екатеринбург с кассационной жалобой, — завершает наш разговор Галина Пономарева.

Тем временем, люди успели написать письмо Президенту. И даже получили ответ. В нем сказано, что по предоставленной информации, люди расселены.

— А наш дом — снесен, — разводят руками люди. 

 


 

Фото Дмитрия Рудика