545
0

У архитекторши не было права подписи — это не наша вина

Прием замглавы Дмитрия Зайцева посетила представитель собственника отеля «Диана», в котором в январе судебные приставы провели операцию по выселению постояльцев и арендаторов


Отель "Диана". 

Сегодня здание на улице Зои Космодемьянской,11, по официальной версии, пустует. В нем существуют проблемы с пожарной безопасностью — расположением входов и выходов, размером проемов и сигнализацией. Эти недостатки необходимо устранить и довести здание до ввода в эксплуатацию. Но разрешение на проведение строительных работ администрацией отозвано.

— В октябре 2018 года глава подписал постановление об отзыве разрешений в связи с увольнением архитектора [Марии] Свеженцевой, — начинает диалог представитель собственника здания.

— Заявления, подписанные Свеженцевой, отзывались для замены, — подтверждает Дмитрий Зайцев.

— 28 января мы написали заявление на выдачу замены этого распоряжения. До сих пор мы его не получили. А по регламенту это разрешение мы должны были получить в течение недели. Три месяца я еженедельно хожу в архитектуру, и что дальше делать — я не знаю. Записалась на прием к вам.

— Здесь речь не идет о предоставлении муниципальной услуги, которая называется выдачей разрешения на строительство. Речь идет о процедурном моменте. Выдача документа взамен не укладывается в регламент законодательства.

— Замена в течение недели, — стоит на своем представитель собственника

— Что сейчас происходит с объектом? Я человек новый, но по этому объекту в памяти отложилось то, что у вас было разрешение на проведение строительно-монтажных работ до февраля 2020 года.

— Да, где-то так.

— Объект реконструирован?

— Не до конца. Сейчас идут работы по противопожарной безопасности. Объект не эксплуатируется. Меня допрашивать не надо.

— Может заявитесь на ввод объекта в эксплуатацию?

— Это не в моей компетенции. Я по другому вопросу.

— Объект не под арестом?

— Приходили приставы.

— Вот поэтому я и спрашиваю. Это собственность частного лица, интересы которого вы представляете. Я уточняю статус объекта — он не арестован? Не отчужден? Ограничены права в манипуляциях с этим объектом?

— Нет.

— Точно?

— Во всяком случае, у меня такая информация.

— Вы были на приеме у главного архитектора?

— Да.

— В вашей жалобе написано, что 28 марта он обещал выдать документ?

— Да. Была и 28 марта, и неделей позже. Мне интересно знать, почему ни к кому из администрации попасть невозможно? И что, нам теперь в прокуратуру писать? Зачем нам это надо. Мы по закону должны получить это разрешение взамен старого. Могу в Екатеринбурге обратиться в прокуратуру по факту нарушения регламента, — накручивает  ком претензий посетительница.   

— Не подумайте, что я поддаюсь этому аргументу, — уходит в легкую защиту замглавы. — Я постараюсь решить этот вопрос до завтрашнего дня.

— А можно это письменно зафиксировать? Я без бумажки уже никуда. В архитектуре мне объяснили, что подписной день в четверг. Сегодня четверг. Этот документ должны подписать сегодня. Разрешение готово, надо только подпись поставить. Мне все объяснили.

— Вы неплохо информированы, — отмечает Зайцев. — Я помню формулировку постановления — отозвать и выдать взамен при наличии оснований. Видимо, заминка с выдачей идет из-за неясности со статусом здания.

— Это не взаимосвязано никак.

— Да, замена есть замена. Но коллизия заключается в том, что если объект обременен какими-то ограничениями…

— Даже если бы мы были обременены, вы все равно обязаны выдать разрешение, — перебивает представитель собственника отеля. — Оно идет взамен отозванного. Отозвали потому, что у архитекторши не было права подписи. Это не наша вина. И при чем тут обременение? Почему вы нарушаете гражданские права?

— Я решу ваш вопрос.

— Какие мои дальнейшие действия? Снова выстоять очередь в архитектуре?

— Нет. У вас есть контактный телефон? Подготовим, получите у меня. Не на приеме. Чтобы вам не стоять в очереди. Со своей стороны, вы выполнили все обязательства, 15 апреля получите документ.

Посетительница фотографирует резюме, в котором написана дача выдачи ей долгожданного документа. Вздыхает. Но облегчения во вздохе нет. Читает вслух:

— Прошу предоставить разрешение либо аргументированный отказ заявителю. При чем здесь отказ заявителю? Или вы меня недопонимаете, или я чего-то недопонимаю?

— Я не могу требовать выдать разрешение. Причин для отказа я не вижу, но они могут быть у главного архитектора.

— Вы мне скажите, если отказ, то я завтра уже пойду в прокуратуру.

— Я думаю, мы решим вопрос без привлечения прокуратуры.

— Вот я с вами побеседовала и ничего не услышала. Вы же должны были подготовиться.

— Я не вижу причин для невыдачи. Вас выслушал, сделал выводы, ваш вопрос решу. Вас уведомят по телефону, когда нужно будет подойти.

 


 

Фото Сергея Макарова