1818
0

В кабинет входит стройная 82-летняя блондинка с чертями в глазах…

 Авторская колонка кардиолога Вадима Кучумова


 

Вадим Кучумов, заведующий кардиологическим отделением городской больницы


 

Какая главная проблема медицины на Западе сейчас?  — Старческое слабоумие.

Потому что все вроде хорошо: лишнее вырезано, шунтирование проведено, стимулятор имплантирован и физические кондиции позволяют жить. А вот мозги даже там пока еще «стимулировать и шунтировать» не научились и во всю обсуждается вопрос: нужна ли такая продолжительность жизни без должного качества?

Поэтому когда ко мне обратилась давняя пациентка с просьбой посмотреть маму — миловидную   82-летнюю старушку, которая стала забывать свою фамилию, имя и номер квартиры, а для полного счастья рухнула во дворе после приступа головокружения на землю, то я больших иллюзий  не питал и согласился исключительно из вежливости, ведь старческое слабоумие (болезнь Альцгеймера=деменция) — это вещь, напрямую связанная с увеличением продолжительности жизни, повлиять на которую чрезвычайно сложно.

По поводу проблем любого пациента мой учитель профессор Хейнонен учил делать две вещи: выявить, что привело к проблемам, и на что можно повлиять, чтобы проблемы устранить. Поэтому я пожилую красавицу, но с очень мутными глазами, как у заколдованного короля из Рохана, очень внимательно осмотрел, собрал анамнез и сделал дополнительные анализы. И выяснилось, что причин для уменьшения кровотока головного мозга целых три: конечно, возраст (что уж тут молодиться), пониженное содержание железа и гемоглобина в крови (анемия) и чрезмерное снижение артериального давления лекарствами, которые Наталья Петровна принимает очень аккуратно, но доза которых для нее давным-давно превышена!  Ведь если для молодого человека давление 110 на 70 оптимальное, то у пожилого на этом фоне может произойти ишемический инсульт. Короче, можно было начать лечение и попытаться помочь в первую очередь дочери, потому что маме неплохо и сейчас, комфортно пребывающей   на «своей волне» в эдакой беззаботной нирване.

Трудности возникли там, где их не ждали. Мы поссорились с Натальей Петровной в первый же день: препараты железа и лекарства от слабоумия со смешным двойным названием пациентка согласилась принимать, а отменить таблетки, снижающие давление — ни в какую! Ведь в далеком, чуть ли не 1913 году, доктор опрометчиво сказал ей, что эти лекарства ей надо принимать до конца дней. Цитата Чарльза Дарвина о том, «что выживает не самый сильнейший и не самый умнейший, а тот, кто умеет меняться» милую старушку как-то не зацепила, поэтому таблетки в прямом смысле пришлось отбирать в рукопашном бою. Пожилая дама хоть и была пожилой, но на потерю собственности (хоть и в виде таблеток) отреагировала очень гордо — заявила о прекращении лечения и собралась домой, где ее никто не обижает, и она может принимать столько таблеток сколько захочет.  Спасло то, что свой адрес Наталья Петровна  не помнила, а дочка категорически встала на сторону врачей. Придется лечиться!

Результаты начала лечения были поразительны: вместе с капельницами интеллект крупными каплями стал возвращаться в мозг пациентки, да и специальные таблетки от слабоумия тоже были далеко не лишними в этой истории, и уже через пару недель перед выпиской  я давал рекомендации по дальнейшему лечению не дочери, а самой пожилой красавице, которая была способна воспринимать  мои слова.

Спустя месяц на повторный прием в кабинет вошла 82-летняя стройная блондинка в красивом платье и накрашенными губами, в глазах у которой и следа не осталось от былой пелены и вовсю «резвились черти».

На прощание она послала мне в знак благодарности воздушный поцелуй и, окатив ароматом французских духов, покинула кабинет, обещав вернуться…