2847
0

Вот видишь, как тебе повезло. Мы все вовремя обнаружили

В хирургическом отделении первоуральской больницы едва не закончилась летальным исходом очередная история пациента с аппендицитом.


— Мы не хотели никуда жаловаться. И рассказывать историю не хотели — врачей жалко, у них и так маленькая зарплата. Они нас просили купить пластыри и зеленку — говорят, в больнице финансирование плохое, даже на это денег нет. Но после случая с 29-летней девушкой, которая умерла от аппендицита, мы решили все рассказать, — говорит Ольга Михайлова.

Ее мужа выписали в тот день, когда с аппендицитом привезли Екатерину Ямщикову. Обоих пациентов лечили от одного и того же заболевания и примерно в одно и то же время. Оба раза врачи допустили ошибки, считают Михайловы.

У Александра и Ольги двое детей. На фото младшая дочь, ей 1 год и 8 месяцев. Больше всех в этой истории переживала старшая: 8-летняя девочка плакала, когда папа попал в больницу 

33-летний Александр Михайлов до сих пор на больничном — почти месяц. Хотя, говорит, с аппендицитом сидят максимум две недели. Этому же удивились и специалисты врачебной комиссии, когда продлевали больничный лист. Сказали, что займутся проверкой того, как Александра лечили.

3 марта мужчине стало плохо — день на работе промучился, пил обезболивающее, но в больницу не хотел. Так протянул еще день. 4 марта жена вызвала «Скорую». Врачи диагностировали острый аппендицит — и отвезли в приемное отделение хирургии.

— У меня взяли анализы. Я час в приемнике прождал. Услышал из разговоров, что девушка, которая должна была меня передать врачу, уехала свою машину забирать. А про меня забыла. Спустя час пришел врач, посмотрел меня — и через 10 минут я на операции уже был, — вспоминает Александр.

После операции он несколько дней лежал с температурой. Шов плохо заживал. Живот снова разрезали и вставили «резинку» — чтобы вытекал гной.

— Мне было плохо, держалась температура 38. А врачи мне говорили: ты укройся, и тебе легче станет. Сказали, что температура может держаться три недели — это нормальный процесс выздоровления.


12 марта Александра выписали. В больнице не взяли никакие анализы. Их делали всего два раза: после поступления пациента и после операции. Снять швы и убрать «резиночку» должны были 15 марта. Но дома Александр продолжал мучится от резкой боли и температуры, поэтому снова обратился в больницу. Там попросили прийти, как назначено — 15 марта.

— Я уже не выдержала. Он ходил согнувшись, мучился от боли. Позвонили сестре мужа, которая работает в хирургическом отделении одной из больниц Екатеринбурга. Она сказала: «Приезжай», — говорит Ольга.

Пациента с острой болью сразу повезли на УЗИ — в области аппендицита обнаружили  сильное нагноение. Жировая прослойка задержала гной, поэтому он не ушел в брюшную полость. Александру поставили диагноз «флегмона передней брюшной полости» (острое гнойное воспаление жировой клетчатки) и отправили на операцию.

— Сказали, что это произошло из-за неправильного лечения в Первоуральске. И мне повезло — если бы терпел, не дожил бы до 15-го числа. После того, как меня прооперировали, я еще неделю пролежал с температурой. Потом заново вскрыли, еще раз все вычистили от гноя. И все резко стало хорошо. А если бы не стало, мне хотели вскрыть всю брюшную полость и кишки промывать, — говорит мужчина.

В Екатеринбурге врачи посмеялись над швом на животе Александра. Сказали, что такие только в учебниках видели: подобных уже не делают лет 20.

Сейчас Александр ходит на перевязки в первоуральскую больницу. Михайловы не стали никуда официально жаловаться не только из жалости к врачам. Поверили на слово знакомым медикам — те сказали, что в больнице такие случаи легко замять. Разбирательство и проверка начнется только в двух случаях: если нанять хорошего адвоката за большие деньги, либо если пациент умрет.

А в первоуральской хирургии, как говорит Александр, случай «на грани» с аппендицитом за последнее время — не первый и не последний.

— Со мной парень лежал. Он говорил врачам — у меня аппендицит. А они ему — нет, у тебя просто живот болит, не переживай. Ставили обезболивающие уколы, потом отправили его домой. Он сам через несколько дней приехал и сказал — у меня аппендицит, принимайте меня. Его повезли на операцию, вскрыли живот — и аппендицит лопнул на операционном столе. Ему повезло. Спасти успели. А потом говорили «Вот видишь, как тебе повезло. Мы все вовремя обнаружили».


Редакция SHAYTANKA.RU готова предоставить право для комментирования этой ситуации Первоуральской городской больнице №1 в любой удобной для медиков форме.