2099
0

Я больше маму не увижу никогда. Я буду скучать

В Первоуральской больнице во время операции умерла 29-летняя мама двоих детей. Ей неделю не могли поставить диагноз — говорят родные


Екатерина Ямщикова — девушка, умершая в городской больнице Первоуральска от острого аппендицита

— Я вечером перед операцией позвонила. Говорю, «Катюш, держись!». Утром она мне звонит и говорит —«Уже 11 часов, меня никуда не увезли, а я первая в очереди». А голос такой — будто не она говорит.  Я ее успокаивала — «Кать, ты дай знать, как от наркоза отойдешь. Мы тебя любим, целуем, крепись-держись, все будет хорошо». Это был последний наш разговор, — наша собеседница Наталья Кондратова говорит, едва сдерживая слезы. Умершей — 29-летней Екатерине Ямщиковой — она приходится золовкой, сестрой мужа.  

Екатерина Ямщикова и Наталья Кондратова

Вместе с братом Наталья перевозит вещи — квартира служебная, ее выделили Екатерине от РЖД как начальнику станции «Подволошная». Поэтому жилплощадь сейчас заберут. Дети — полугодовалый малыш и шестилетний сын, сейчас у бабушки. Старшего надо перевести в садик в другом городе. В Первоуральске семья больше жить не будет.

Катя была умницей. У нее два высших  образования, в декретах тоже без дела сидеть не хотела — научилась наращивать волосы и делать шугаринг. Делала хорошо, у нее сразу клиенты появились, — говорит Наталья.


 

Екатерина Ямщикова умерла, как сказано в заключении о смерти, от острого аппендецита с перитонитом.  

Все началось 12 марта утром: заболел живот, началась рвота. Обезболивающие не помогло. Александр позвонил сестре  — мол, какую таблетку еще выпить, Катю ждут клиенты. Но сестра посоветовала все отменить и вызвать «Скорую» — мало ли что. Екатерину забрали в больницу, а муж остался с детьми.

Екатерина два часа просидела в приемном покое, никто так и не подходил. В это время она писала мужу, просила забрать домой — боль сильная, но здесь сидеть смысла нет.

Наталья Кондратова

— Я позвонила в больницу — хотела «пошевелить» докторов, узнать, что там с Катей, — говорит Наталья. — Мне сказали: «Что вы переживаете? Она же в больнице. С ней ничего тут не произойдет». К ней все-таки кто-то подошел. Осмотрели и направили в гинекологию — сказали, что-то «по-женски», какой-то воспалительный процесс. Хирург сказал, что по «его части» все хорошо. И мы успокоились — вроде нашли причину, будут лечить.

Как рассказывают родные Екатерины, при первичном осмотре гинеколог подозревал, что матка опустилась, и в ней началось воспаление. Но пришли анализы, которые показали, что все в порядке.

На следующий день врачи провели УЗИ, нашли какую-то жидкость в области половых органов, Екатерине собрались делать прокол заднего свода влагалища. Процедура очень болезненная, поэтому пациентка переживала.

Александр Филиппов. Фото — ВКонтакте

— Дня три она температурила, ей уколы ставили. И парацетамол от температуры давали, — включается в разговор муж умершей, Александр Филипов. — Он говорила:«Забирай меня! Меня здесь не лечат! Диагноз поставить не могут!».

Екатерине сделали прокол и выкачали 20 миллилитров жидкости. У женщины сильно заболел кишечник. Анализы она сдавала каждый день — но, по словам родных, показатели каждый раз менялись.

— Я не общалась с лечащим врачом. Сейчас себя за это виню. В другом городе живу, поэтому завертелась — рутина, быт, сама заболела и в больнице была. А надо было. Надо было ее забрать и в Екатеринбург отвезти, — жалеет Наталья.

После прокола состояние стало хуже, уверяют родственники Екатерины Ямщиковой.

— Я привозил ей панкреатин. Вообще каждый день какие-то новые таблетки требовались. Диагноз поставить не могли,  — говорит Александр. — И назначили новую процедуру — ей 18-го должны были сделать новой прокол, лапароскопическую операцию. Тогда и определили причину воспаления.

18 марта утром Екатерину Ямщикову отвезли на операцию в хирургическое отделение.  

— Целый день новостей нет и нет. В 8 вечера я попросил сестру узнать, что и как, — говорит Александр —  Ей сказали, что Катя лежит в реанимации после операции. Попросили приехать утром и найти Александра Сабанова (Александр Сабанов 19 марта приступил к исполнению обязанностей заведующего хирургическим отделением 19 марта — ред.). Утром я приехал, оставил в машине детей, нашел доктора. Он сказал, что моя супруга скончалась, а они сделали все возможное. Я спросил, от чего умерла моя жена. Врач сказал: «Аппендицит».

 

В свидетельстве о смерти сказано, что Екатерина Ямщикова умерла от «острого аппендицита с генерализированным перитонитом». Муж в этот же день написал заявление в прокуратуру. Родные нашли юриста, готовят обращение в Министерство здравоохранения, к губернатору Евгению Куйвашеву, претензию в больницу, привлекли к проблеме СМИ. Они хотят добится моральной компенсации для маленьких детей, а также — привлечь к ответственности виновных.

С журналистами муж и золовка Екатерины пришли на прием к главному врачу городской больницы Николаю Шайдурову:

— Секретарь с таким высокомерным видом нам говорит: «Главного врача нет, он уехал в Министерство». Зам на приеме в поликлинике. Мы нашли в хирургии заведующего отделением Сабанова — он сказал: «Я ничего не знаю, я только в должность вступил».

Порталу 66.ру удалось получить комментарий заместителя главного врача по хирургии Татьяны Барвиюк (Татьяна Барвиюк вступила в должность вместо ушедшего после трех месяцев работы Андрея Машковцева). Цитируем издание: 

Во время второго визита нас согласилась принять в своем кабинете зам. главврача по хирургии Татьяна Барвиюк. Она сообщила, что лечение велось по всем нормам, к такому выводу она пришла, изучив историю болезни покойной. По ее словам, Екатерину ежедневно осматривали доктора из хирургического отделения, гинекологи, терапевты, проводилась антибактериальная и инфузионная терапия. Первые дни пациентке давали три вида антибиотиков, поэтому обвинять врачей в бездействии — голословно. По ее убеждению, родственники, скорее всего, просто не знали всего, что происходит с Екатериной, потому что она, возможно, что-то недоговаривала. А лечили женщину от гинекологической патологии, и в этом была положительная динамика.


 

В прошлый четверг Екатерину Ямщикову похоронили. Старший сын догадался, что мама не вернется:

— Он меня спросил, что случилось. Я сказал, что мамы больше нет. Он заревел. Но потом успокоился: «Я больше не увижу маму никогда. Я буду скучать», — Александр, старающийся сохранять невозмутимость во время разговора, отводит глаза и утирает слезы.