1348
0

Я не маньяк-убийца и не наркоторговец

Часть обвинений с бывшего главного архитектора Первоуральска сняли. Но прокуратура попросила 11 лет колонии строго режима.


 — Наконец-то прокуратура в разум пришла. Отказалась от обвинения по нескольким эпизодам.

— Думаете, все благодаря вам?

— Благодаря вам. Вы же отказались от обвинения.

Прения сторон начинаются еще до того, как судья зашла в зал. Разговаривают адвокат Павел Монкевич и гособвинитель Наталья Рогатнева. Она старается сохранять спокойствие и сосредоточенно начинает читать материалы дела. Старший помощник прокурора будет молчать весь процесс, она уже сказала свое слово.

Страший помощник прокурора Наталья Рогатнева 

Прокуратура отказалась от обвинений в отношении бывшего главного архитектора Первоуральска по эпизодам:

  • ч.1 ст. 285 — злоупотребление должностными полномочиями: получение взятки в 30 тысяч от гражданина Сарафанова за перевод земельного участка из категории курортной зоны под индивидуальное жилое строительство. (Здесь не нашли ни одного доказательства, пояснила сторона защиты);

 

  • ч.1 ст. 286 — превышение должностных полномочий: выдача двух  разрешения на строительство жилых домов в поселке Билимбай, предположительно на землях Департамента Лесного хозяйства (Защита уверяет — во время судебного процесса удалось поднять документы и выяснить, что эти земли не относятся к землям Департамента Лесного хозяйства, а двое потерпевших по делу — они на самом деле не являются потерпевшими);

 

Если разобраться — спасибо судье, мы установили обстоятельства, вызывали на допрос специалиста и узнали, что право собственности Департамента на эти земли было зарегистрировано гораздо позже. Я считаю, что жителям поселка ничего не угрожает. У Департамента нет законных оснований требовать сноса домов. Благодаря этому процессу все встанет на свои места, — пояснил Павел Монкевич, адвокат Константина Гартмана

 

  • ч.3 ст. 290 — получение взятки должностным лицом за незаконные действия. (Компания «Артхаус», учредителем которой был Константин Гартман, получила от фирмы-застройщика 725 тысяч рублей и не провела никаких работ. В суд представили документы, по которым удалось установить, что «Артхаус» действительно создал проекты домов для застройщика. Но варианты ему просто не понравились). 

Но старший помощник прокурора попросила переквалифицировать действия бывшего главного архитектора по ч.5 ст. 290 УК РФ — получение взятки в в крупном размере. В суде установили,что владелец компании-застройщика Денис Лубенцов перечислял деньги экс-чиновнику. Сумма перечислений — 275 тысяч рублей.

Поэтому обвинение попросило для Константина Гартмана 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строго режима. И штраф в 500 тысяч рублей. Как для убийц и наркоторговцев, считает защита.


 

 

Последнее слово

Константин Гартман волнуется.Бывший главный архитектор одет как всегда с иголочки — в клетчатом пиджаке, джинсах и дорогих ботинках. Но он похудел, сильно нервничает, руках вертит карандаш. Экс-чиновник должен был произнести последнее слово в понедельник. Но планы изменились. Он настроился и выходит к трибуне.

Константин Гартман. Фото из архива редакции, сделано до того, как экс-чиновник подал ходатайство о запрете съемки в зале суда

— Мне тяжело говорить. Простите, ваша честь, мое состояние связано со стрессом. Пережить все это все впервые достаточно сложно. И моя жизнь действительно разделилась на до и после этого процесса. После того, как меня задержали, семья очень волновалась. Особенно детям было все сложно объяснить.

Я не совершал то, в чем меня обвиняет прокуратура. Да, у меня были тесные отношения с Лубенцовым, и я позволил обратиться к нему с просьбой (о материальной помощи — прим. редакции). Но я его не как не выделял на фоне всех застройщиков города. Он сам об этом никогда не просил. То есть у нас были нормальные рабочие отношения.

Хочу сказать, чем я руководствовался во время своей деятельности. Я переехал жить в этот город: в тот период хотелось посвятить часть жизни благоустройству Первоуральска. Мне в то время еще глава [администрации Первоуральска] [Алексей] Дронов сказал: «Ты что, с ума сошел что ли сюда переезжаешь?» Но я так не могу: жить в одном городе, а работать в другом. Мне нужно ходить по этим улицам, понимать, что нужно городу для развития.

Константин Гартман в коридоре суда 29 марта. Фото телеканала «Интерра ТВ»

Я все-таки надеюсь на справедливое решение. Срок, который озвучила сторона обвинения, поверг меня в шок и мою семью тоже. Такое ощущение, что я маньяк-убийца, наркоторговец — и 5 лет город гробил.

К какому бы решению суд не пришел, прошу не лишать меня свободы. Оставшуюся жизнь я хочу посвятить семье, служению обществу и реализации себя.


 

 

Это просто «бытовые житейские отношения двух людей»

Показания по этому делу дали 38 свидетелей. Изначально все были заявлены как свидетели обвинения. Но адвокаты уверены: им удалось переломить этот момент — и все эти люди, в том числе бывшие чиновники экс-глава Валерий Хорев, бывшие заместители главы администрации Дмитрий Солдатов, Дмитрий Крючков, все еще работающий зам Артур Гузаиров и другие — давали показания в пользу подсудимого.

Адвокат Павел Монкевич 

 

Основные тезисы защиты:

  • Константин Гартман не подписывал разрешения на строительство в поселке Билимбай — это делал Валерий Хорев, на тот момент глава Первоуральска. После того, как все службы администрации поставили визы, он доверял решению своих специалистов и просто ставил подпись под итоговым решением;
  • Паркинги в том доме, который построила компания Дениса Лубенцова, и где Константин Гартман купил квартиру, экс-чиновник собирался оплатить, а не получить бесплатно. Паркинги до сих пор не сдали в эксплуатацию, поэтому застройщик предложил клиентам оформить договоры хранения. У экс-чиновника был такой договор, они с женой платили по 500 рублей в месяц за «хранение» паркинга до ввода в эксплуатацию. После этого супруги  должны были оплатить 500 000 рублей за покупку мест для машин. Но семья отказалась от этого потому,что испытывала финансовые затруднения;
  • Денис Лубенцов периодически перечислял деньги Константину Гартману — суммы от 25-ти до 50-ти тысяч (на карту биологического отца жены чиновника, который не фигурирует даже в свидетельстве о ее рождении). Но делал это потому, что хотел помочь с ипотекой. Бывший главный архитектор думал, что берет в долг и надеялся деньги отдать. А Лубенцов сам почему-то решил, что так платит за покровительство и лояльность. Этот вопрос главный архитектор и руководитель компании-застройщика никогда не обсуждали;
  • Каких-то конкретных действий — прямой помощи застройщику, выдачи разрешений на строительство в обход закона, приоритетного предоставления земельных участков — не было. Все процедуры проходили по закону и в установленные сроки.  

Фото из архива редакции, сделано до того, как Константин Гартман подал ходатайство о запрете съемки в зале суда

— В сухом остатке мы имеем бытовые житейские отношения двух людей— сказал об этом сам бывший главный архитектор Первоуральска.

— Представьте, у вас есть подруга. У вас хорошее материальное положение, а у нее нет. И вы просто даете деньги, чтобы ей помочь,  — старается объяснить ситуацию адвокат Павел Монкевич.

— То есть, вы считаете, что периодически давать кому-то в долг по 25 тысяч, по 50 тысяч рублей, не зная, вернет он их или нет, это нормально?

— Вы журналист, но почему-то не умеете задавать вопросы.


 

Фото на превью  — телеканал «Интерра ТВ»