1190
0

Я платил, чтобы все было по закону

Учредитель компании-застройщика объяснил, почему перечислял деньги бывшему главному архитектору Первоуральска


 

По делу Гартмана дал показания главный свидетель обвинения — учредитель компании-застройщика «Дельтастрой» Денис Лубенцов.

В самом начале судебного заседания никто ни на кого не смотрит, старший помощник прокурора Наталья Рогатнева читает материалы дела. Обвиняемый Константин Гартман сидит между двумя адвокатами, все что-то сосредоточенно пишут — кажется, три ручки по бумаге двигаются синхронно. По столу разложены распечатки фотографий материалов дела.

Денис Лубенцов

В зал входит свидетель — учредитель компании «Дельтастрой» Денис Лубенцов. Вопросы начинает задавать судья Наталья Чистякова:

— Какие у вас отношения с подсудимым Гартманом?

— Хорошие, — улыбается Денис Лубенцов. — А что конкретно вас интересует?

— Неприязни нет?

— Нет.

Судья поясняет нюансы: Денис Лубенцов в этом деле выступает как свидетель. Во время расследования было вынесено постановление о прекращении уголовного дела в его отношении — хоть следователи и считали, что он давал взятки бывшему главному архитектору Первоуральска. В связи с двумя моментами:

  • с примечанием к ст. 291. УК РФ (Дача взятки) — лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию и (или) расследованию преступления;
  • п.2 ч 1. ст 24 УК РФ (Основания отказа в возбуждении уголовного дела) —  отсутствие состава преступления.

 

Задавать вопросы начинает представитель обвинения Наталья Рогатнева:

Наталья Рогатнева, старший помощник прокурора. Фото из архива редакции

— Знакомы ли вы с Гартманом? Как и когда познакомились?

— Я по роду деятельности не мог не познакомиться с ним. Вся наша работа построена на взаимодействии с Управлением архитектуры.

— Семьями дружили?

— Нет. Но на мероприятиях администрации мы встречались неоднократно.  


 

История с компанией «Артхаус»

— Я долгое время работал с одним проектировщиком. И по его работе у меня накопилось множество претензий. Поэтому в 2014 я обратился к Константину Владимировичу за советом — может быть он порекомендует кого-то «свеженького». Поэтому мы перешли к новому подрядчику по проектированию объектов — компании «Артхаус».  Директор организации был Константин Ширинкин, — начал Лубенцов. 

«Дельтастрой» и «Артхаус» заключили договор. Общая сумма контракта — 12 миллионов рублей. Заказчик должен был заплатить аванс в 2,5 миллиона, и только после этого проектировщики должны были начать работу. Но «Дельтастрой» заплатил  только 750 или 720 тысяч. Проектировщики сделали шесть вариантов эскизных предложений. Но заказчика не устроил ни один — и рабочий процесс затянулся на год.

Как поясняет Денис Лубенцов, пришлось искать нового проектировщика. С «Артхаусом» дошло до арбитражного суда —  компания «Дельтастрой» пыталась вернуть деньги. Но по итогам процесса сторон заключили мировое соглашение. Как поясняет Денис Лубенцов — шесть эскизных проектов при объеме строительства в 19 000 квадратных метров стоят гораздо больше, чем уплаченный аванс. И судебная экспертиза это установила бы.

— Вы знали, что Гартман учредитель компании «Артхаус»?

— Не знал. Я узнал об этом случайно, в конце 2016 или 2017 года.

Гартман смотрит перед собой. Скрестил руки на груди. Гладит усы, бороду, но выражение лица ничего не выдает.

Черед адвокатов задавать вопросы. Слово берет Павел Монкевич:


Павел Монкевич, адвокат Константина Гартмана

— Вы сами обратились к Гартману за советом?

— Сам.

— Договор подряда обвинение оценивает как фиктивный.

—  Но его исполнили реально. Просто мне не понравился результат. И получилось, что мои деньги пошли в никуда.


 

История со строительством паркинга и квартиры

Обвинение считает, что застройщик предоставил в безвозмездное пользование Константину Гартману два места в паркинге на 500 000 рублей.

В 2014 году Константин Гартман заключил договор долевого участия в строительстве дома на Ленина (знаменитые первоуральские “свечки” на Набережной — ред.). И вместе с женой в кредит купил два места в паркинге за 500 000 рублей  — до ввода объекта в эксплуатацию супруги должны были рассчитаться. Но застройщик до сих пор не ввел объекты в эксплуатацию.

— Чтобы не обострять ситуацию с дольщиками, мы заключили договоры хранения. И около 50 машиномест у нас хранятся в подземном паркинге, мы их охраняем. За это люди нам платят по 500 рублей в месяц. С Константином Владимировичем заключен такой же договор хранения, он тоже платил деньги. В декабре 2017 года он написал заявление о расторжении договора, не смог платить, поэтому договор был расторгнут, — рассказывает Денис Владимирович.

Договору хранения адвокаты попросили приобщить к делу. Это ходатайство удовлетворили.


 

Почему платил

По версии следствия, учредителю компании-застройщика Константин Гартман передал  фотографию карты на имя Сергея Соколова (биологического отца жены, который не фигурирует в свидетельстве о ее рождении). Вопросы задает Наталья Рогатнева:

— С какой целью вам была передана фотография этой карты?

— По его (Гартмана) словам, у него постоянно возникали финансовые затруднения с оплатой ипотеки на квартиру, которую он купил у нас. Была озвучена просьба о ежемесячной финансовой помощи.  

— Вы не интересовались, почему карта на некого Сергея Соколова?

— Я глупых вопросов не задаю. Этого человека я никогда не видел.

— А какие суммы были перечислены?   

— Если не ошибаюсь, пять раз в 2016 году. Суммы от 25 до 40 тысяч рублей.  И в декабре 2017 двумя платежами по 50. Условий возврата мы не оговаривали. Пока он не вернул.

— А вы сами думали, что делаете? Может, даете в долг? Что вы рассчитывали получить взамен?

— На возврат не рассчитывал. Мне необходимо было человеку помочь — и я рассчитывал на благоприятное отношение в мой адрес.

— Связанное с должностными обязанностями?

— В какой-то степени да. Его помощь заключалась в том, что он не затягивал. Я сейчас на своей шкуре знаю, что такое незаконные действия администрации Первоуральска в отношении предпринимателей. Если надо — я могу об этом говорить отдельно и долго. Если человек выполняет свои обязанности день в день и не нарушает сроков выдачи разрешений на строительство и разрешений на ввод в эксплуатацию, я считаю себя счастливым и довольным. Потому, что в обычной жизни у нас в городе этого не происходит.


— У вас были какие-то конкретные договоренности с Гартманом? — спрашивает адвокат Павел Монкевич.

— Нет. Никогда мы эту тему не обсуждали. Я рассчитывал, что не будет задержек — мне нужна была лояльность в части спокойного выполнения своих должностных обязанностей. Мы вроде как порядочные люди. И такие вещи вслух не обсуждаем.


 

История с разрешениями на строительство

По словам Натальи Рогатневой, прокуратура не считает выданные Гартманом «Дельтастрою» разрешения на строительство незаконными. Это просто свидетельство активной деятельности застройщика в тот период, когда он “помогал” главному архитектору.

— Я отдельно поясню — мы все свои права в судах отстояли: по Фурманова-Малышева, по парку, по Вайнера. Нет там нарушений — все разрешения на строительство выданы Константином Владимировичем легально, — говорит Лубенцов. — Я подавал документы, как положено — уложился в сроки, соблюдал все нормы закона. Администрация все разрешения выдала — она не имела права их отзывать обратно. Сейчас незаконно, как я считаю, задерживают ввод моего объекта на Береговой — чтобы этого избежать, я и принимал меры. Компетентность нашей администрации стремится к нулю — он не являются специалистами ни в строительной, ни в юридической отрасли. По тому же парку я в судах доказываю, что делаю все правильно.  Надеюсь, мы достроим физкультурный комплекс в парке — администрация на областные деньги не может достроить ФОК в Билимбае. А мы на свои достроим.

Продолжение следует.


 


Фото предоставлено телеканалом "Интерра ТВ"