644
0

Я вынуждена вернуться

Руководитель хора «Сольвейг» Елена Шестакова попросила депутата ЗакСо Алексея Дронова поставить точку в конфликте творческого коллектива и чиновников


 

Алексей Дронов, депутат ЗакСо

После теплых слов приветствия Елена Владимировна и Алексей Иванович приступают к обсуждению конфликта между Централизованной клубной системой и хормейстером «Сольвейга».

— Первая наша встреча была в октябре, — произносит вступление Шестакова.— Я вынуждена вернуться к проблеме, которая не решилась.

— Она решена, — возражает Дронов. — Я с вашим вопросом разбирался предметно. Даже на место выезжал.

— Про место поговорим тоже. С момента возникновения конфликта прошло 7 месяцев. Зарплата до сих пор не выплачивается. Меня втянули в эту историю.

— Хочу сказать, вы сами себя путаете и путаете остальных. Вы получаете бюджетные деньги, за которые надо отчитываться.

— Я отчитываюсь ежемесячно.

Елена Шестакова, руководитель хора "Сольвейг"

— У вас есть рабочее место, по этому рабочему месту надо договориться с работодателем. Вторая сторона вопроса — в здании клубной системы есть помещение с музыкальным инструментом. Занимайтесь там. Никакой необходимости заниматься в другом месте нет.

— Я общалась с заместителем главы по социальной политике. Фотографии, о которых вы говорите, подтверждают, что существует помещение, предназначенное для всех. Оно общего пользования. Чтобы заниматься, академическому хору нужно свое постоянное помещение. Которое соответствует уровню коллектива. В помещении ЦКС его нет и никогда не было. Есть простое решение — сделать минимальный договор аренды с ТРЦ «Строитель». В ТРЦ есть соответствующее помещение, и они готовы идти навстречу. Лучшего места в городе нет. И я прошу урегулировать вопрос моего пребывания там. Министерство меня поддерживает, но решение все равно остается за муниципалитетом.

Затем диалог переходит в плоскость общих рассуждений о виновности обеих сторон конфликта, о том, что депутат Дронов прилагает усилия к поиску базового помещения для хора, но решения пока нет, поэтому идеальный промежуточный вариант перейти в помещение на улице Советской, 6 «В». А зарплату Елене Шестаковой не платят потому, что она не может подтвердить свое присутствие на рабочем месте.

— Я каждый день на рабочем месте, — возражает Шестакова.

— Чем это подтверждается? — просит доказательств Дронов.

— Суд это признал. Мы суд выиграли. Суд говорит, что я исполняла свою деятельность. Значит, мы работаем.

— Это искусная демагогия. У меня создалось впечатление, что конфликт питает вас энергией.

— Знаете, это моя жизнь и мое здоровье, — закрывает тему энергетического вампиризма Елена Владимировна.

— Честно говоря, я не знаю, что вы от меня хотите. Чтобы зарплату заплатили? Почему человеку зарплату не платите? Решение суда есть, — обращается Дронов уже к заму главы города по социальной политикеЛюбови Васильевой.

— Вопрос решается. Решение суда будет исполнено. Исполнительный лист вступил в силу. Сейчас Елене Владимировне надо будет забрать его и подойти в финансовое управление. Дальше будет решаться вопрос об оплате, — объясняет этапы исполнительной процедуры Васильева.

— Но это речь идет о процедуре, которая касается только трех месяцев. Ноябрь, декабрь, январь, февраль висят в воздухе, — уточняет объем проблемы руководитель хора «Сольвейг»

— Елена Владимировна, я пообещала вам, что возьму вопрос под свой личный контроль, в понедельник я получу ответ, какие у нас есть варианты, чтобы выплатить вам основную часть оплаты и надбавки, — публично подтверждает предварительную договоренность зам главы по социальной политике.

— Давайте поставим задачу закрыть в марте вопрос о заработной плате, — предлагает Дронов.

В ходе встречи Шестаковой с городскими чиновниками и депутатом ЗакСо выяснилось, что ДК ПНТЗ принять хор как штатную творческую единицу не может, так как деятельность певческого коллектива не соответствует профилюдворца культуры. Не может принять его и Инновационный культурный центр — там не помещения. Поэтому остается только вариант платной аренды площадей в ТРЦ «Строитель».

— А скажите, если все несколько лет было прекрасно, безвозмездно, то чего ради мы должны платить аренду? Что изменилось на планете Земля? — интересуется Алексей Дронов.

— Пока Елена Владимировна обращалась как физическое лицо — было бесплатно. Когда в переговоры вступили со стороны администрации, появилась стоимость, — объясняет Васильева

— Чтобы узаконить мое место работы. Это позиция ЦКС, — дополняет Шестакова.

— Это не позиция ТРЦ Строитель? Это для того, чтобы вас легализовать? Давайте  сделаем так, — соглашается Алексей Иванович.

— До конца года ТРЦ Строитель готов подождать, раз эти деньги в бюджете не заложены. — Шестакова

— Вот зачем нам 7 месяцев дрязг.  Обе стороны виноваты. Сейчас вырисовывается нормальная схема, давайте, заключим договор, пусть это будет месторасположение муниципального хора, будем оплачивать.  В марте закрываем вопрос по заработной плате. По аренде, когда закроем вопрос? — обращается к заму главы по соцполитике депутат ЗакСо.

— Мы сейчас упираемся в бюджет. В ЦКС пока эти деньги не заложены. Все зависит от ТРЦ, готов ли он пойти нам навстречу,— раскладывает ситуацию Васильева

— Но если двигаться, то можно договориться на полгода о безвозмездном пользовании? — конкретизирует Дронов.

— Об этом мы и хотим договориться,о некоем социальном партнерстве, — подтверждает зам по соцполитике.

— Нам надо выстроить юридическую конструкцию, сделать корректировку бюджета, — проговаривает желаемое решениеДронов.— Давайте поставим себе срок 1 апреля, чтобы забыть обо всем этом.     

— Я буду счастлива, если все счастливо решится, — прощается с ответственными лицами Елена Шестакова.


 

Фото Сергея Макарова