498
0

Заблудившиеся во времени

По мотивам премьеры театра драмы «Вариант» — «Русская колея» и «Тайна Дидинского тоннеля»


Во-первых, хочется поздравить «Вариант» с театральной удачей. Театральная удача — это сумма обстоятельств, с которыми труппа справилась умно и точно. Лично для меня вариантовцы заново открыли уже немолодой жанр хронофантастики. Жанр, больше свойственный литературным произведениям и кино. С театральным анализом временных парадоксов до сих пор  мне лично сталкиваться не приходилось. Разве что в детских постановках.

В спектакле органично переплетаются два плана — современность и история. Во время действия ощущается увлеченность исполнителей режиссерским замыслом. Каждый актер играет несколько ролей. Артисты живут на сцене с удовольствием. А такая игра с удовольствием способна подкупить даже законченного скептика.

Подкупает и драматургический материал. Он наполнен знакомыми с детства топонимическими названиями, легендарными историями и фамилиями. Драматизм действия переплетен с юмором. В первом акте драматург не топит зрителя в реалиях «тяжелой русской действительности» 19 века. Времена делают люди — такие, например, как легкий, вольнодумный и открытый жизни Пушкин, у которого ну не складываются отношения с императорскими особами ни с Павлом I, ни с Александром I, ни с Николаем I (последний упек поэта на «старости лет» в камер-пажи). По версии «Варианта» Александр Сергеевич не только «солнце русской поэзии». Супруги Пушкины вполне успешные дворцовые интриганы, подстроившие встречу опального Анатолия Демидова с императором. И эта встреча решила вопрос в пользу применения «русской колеи» при строительстве российских железных дорог.

Георгий Бедоев и Юрий Крылов — Анатолий Демидов и Ефим Черепанов

Тут следует снова вернуться к упомянутому выше жанру хронофантастики. Путешествующие во времени герои произведений, созданных в этом жанре, как правило, контролируют ход исторических событий. Анатолий Демидов (актер Георгий Бедоев) и Ефим Черепанов (актер Юрий Крылов) — пришельцы из будущего. Им удалось стать патриотами еще той, старой России, и совершить техническую революцию, в которой нуждалась огромная империя.

Татьяна Крылова в роли монахини Августины (в миру Вера Гребнева)

А вот историку (героине актрисы Татьяны Крыловой) не под силу изменить ход истории. Ее делают такие же заблудившиеся во времени пришельцы, как и она. Образный ряд второго акта спектакля — «Тайна Дидинского тоннеля» — наполнен параллелями с произведениями классиков советской литературы XX столетия — в рядах революционеров беспамятные и безмолвные манкурты Чингиза Айтматова, комиссар (актриса Ольга Саввиди), казнящая людей от имени революции, как булгаковский Понтий Пилат страдает головными болями. И манкурты, и историк, и комиссар — это заблудившиеся среди пыльных идеалов и во времени души, не способные ни предотвратить трагедию, ни запустить новый ход истории — построить новую «русскую колею».

Технически современность присутствует на цене в виде экранной картинки семейного видео, а настоящая жизнь бурлит в обстоятельствах, которые предлагает богатая трагическими событиями российская история. Вообще визуальным образам надо отдать должное. Транслируемая между сценами картинка символична.Она каждый раз начинает отсчет времени, шестеренки часового механизма начинают двигаться. Но счетчик все время обнуляется и снова свершается то, что уже свершилось, несмотря на все усилия героев. Но ощущения безвыходности драматургический материал не оставляет.

Есть ли в спектакле недостатки? Есть, конечно. Они продиктованы минусами владения профессией отдельных исполнителей. Явно грешит дикция. Есть и просчеты режиссера. Но главное то, что в спектакле минусы не превалируют над его достоинствами, которые говорят о потенциале коллектива.

Лично я унес из театра светлое настроение, с которым не хотелось расставаться.


 

Фото Сергея Макарова