4341
0

Зачем колхозу ангиограф?

Рассуждаем о том, как продлить жизнь первоуральцев


С момента визита в Первоуральск вновь назначенного министра здравоохранения Свердловской области Игоря Трофимова прошел год. Напомним,  в июне 2016 Трофимов после осмотра горбольницы поручил главврачу Николаю Шайдурову обосновать необходимость приобретения для медучреждения ангиографической установки. Но вопрос внедрения этого аппарата в комплекс оборудования кардиологического отделения больницы повис в воздухе. В чем преимущество ангиографии? Что тормозит появление этого аппарата в нашем городе? Нужна ли Первоуральску такая медицинская техника? Все эти вопросы мы задали заведующему кардиологическим отделением городской больницы Вадиму Кучумову. 


 

Ангиография — разновидность рентгенологического исследования, в ходе которого оценивается состояние сосудов. Во время процедуры при обнаружении тромба можно выполнить его разрушение.

Вадим Сергеевич, сейчас очень много говорят о профилактике, об ответственности человека за свое здоровье. Если мы внимательно будем относится к себе, к своему здоровью, может быть, и не понадобятся такие сложные аппараты в больнице?

— Мы много говорим о профилактике. Что вредно, что полезно. Например, полезно бегать по набережной Нижнего пруда. Не спорю. Но острые заболевания от этого никуда не исчезают. И их много. От этих заболеваний человек умирает или становится инвалидом. У состоятельных людей есть ложная позиция, что у меня денег много, и я могу обеспечить себе вечное здоровье. Да, за свои деньги можно съездить в Швейцарию и вставить зубы. Но, если случится сердечный приступ, все зависит от того, что с человеком произойдет первые час или полтора.

Операции по катетерной ангиопластике надо делать именно в это время. Золотой стандарт. А за это время мы только довезем больного до Екатеринбурга.

А как работает катетерная ангиопластика? Это какое-то хирургическое вмешательство?

— Тяжелые сердечно-сосудистые заболевания — это когда тромб попадает в какую-либо артерию. Сегодня у себя в отделении мы проводим тромболитическую терапию. Мы вводим препараты, которые растворяют тромбы. Но эффективность этой терапии составляет 80%. И эта терапия небезобидная. Там высок риск осложнений. В Европе в некоторых странах тромболитическая терапия вообще запрещена. Там все процедуры проводятся с помощью ангиографов. Ножами никто ничего не режет. С помощью специальных приспособлений прокалывают артерии и вводят катетер в полость сердца. Катетер доводится до тромба, и он этот тромб механически разрушает. Это дает близкий к 100% эффект лечения.

А сколько стоит ангиограф?

— Ангиограф стоит порядка 30 миллионов рублей. Срок службы большой. Если он эксплуатируется не на износ — 24 часа в сутки, то лет на 10 должно хватить.

Но чтобы делать такие затраты министерству нужно веское обоснование — потребность, наличие подготовленных кадров и условий для размещения аппаратуры.

Прежде бывало, что нас загрузят аппаратурой, а кто будет работать на ней — непонятно. У нас ситуация обратная. В кардиологическом отделении, благодаря главному врачу Николаю Шайдурову, ситуация по ангиографу выполнена на 70%. Не хватает ангиографа. Сделана хорошая рентген-операционная. Из наших же врачей подготовлен специалист, который может работать на ангиографе руками — Павел Скудицкий в течение года проходил обучение. Мы готовы начать делать операции хоть завтра, если бы стоял ангиограф. Мы проводили прикидки. Для того, чтобы катетерная лаборатория имела право на существование, чтобы была загруженность нужно проводить не менее 400 – 450 процедур в год. Мы прикидывали, по нашему городу их получается порядка 600. С учетом ближайших городов Ревда, Дегтярск показатель будет выше.

Тогда в чем загвоздка?  

— Многие говорят, что мол зачем нашему колхозу нужен этот аппарат. Но ангиограф стоит в Ирбите, Краснотурьинске.  Вообще-то, совсем недавно на область хотели выделить два ангиографа. Один в институт кардиологии, а другой нам. Но, с учетом бюджетного дефицита, и с учетом того, что в кардиоцентре ангиограф выработал свой ресурс, его выделили один и туда. Жители Екатеринбурга в этом плане в привилегированном положении. Они получают помощь по европейским стандартам. Там любого пациента с острым инфарктом везут в институт кардиологии и открывают сосуды с помощью катетеров. Сейчас заболеть инфарктом в Екатеринбурге намного безопаснее чем у нас.

Инфаркт — возрастная болезнь, и ей, наверное, подвержен не очень большой процент населения?

— Уже не в диковинку, что люди с инфарктами поступают к нам и в 30 лет. Средний возраст процедур, когда достают тромбы, примерно 50 лет. Повторюсь, власть имущие ошибочно считают, случись что, они уедут в ту или иную больницу. Все мы ходим под богом. И у любого человека может случиться сердечный приступ внезапно. А врачи не сумеют помочь. Если бы у нас были развернуты рентген-операционная и ангиограф, то мы на 99% могли бы оказать качественную помощь. Мы бы реально спасали людей от этих приступов.

Вы сказали, что вопрос с ангиографом был почти решен, помешал кризис. Может быть, подождать его окончания?

— Главврач Шайдуров пытается довести этот проект до финала. Надо отдать ему должное, два предыдущих он довел до конца — КТ и МРТ. Эти методики значительно увеличили возможности постановки правильного диагноза. Увеличили количество спасенных пациентов. Это человеческие жизни. Если мы не сможем до конца реализовать идею комплектации кардиологического отделения ангиографом, то это будет большая потеря для медицины города Первоуральска. Источник финансирования проекта один — министерство здравоохранения Свердловской области. В этом году бюджет сверстан. Но есть местные депутаты, и есть у нас депутаты областного уровня. В принципе, я считаю, это первоуральское лобби, на которое мы должны рассчитывать в продвижении вопроса покупки необходимого оборудования в 2018 году. Просто депутаты должны понять суть проблемы, а не рассуждать: нужен ли Первоуральску ангиограф?