540
0

Здесь несколько лет обитали бомжи

Вчера в микрорайоне Магнитка в старом двухэтажном доме произошло обрушение потолочной штукатурки. Что известно о ситуации на сегодня


 

Около свежеокрашенного дома №13 на улице Энгельса скопление мужчин, обремененных полномочиями, — руководитель первоуральского отделения СТК, начальник службы спасения, депутаты и заместители главы. О чем-то вполголоса переговариваются. Во дворе представители СМИ. Они не знают сценария работы выездной комиссии. Кто-то из корреспондентов курит в сторонке, операторы набирают видеоматериал, фотографы снимают общие планы дома, где вчера произошло обрушение штукатурного слоя. Картина в целом мирная.

И вот сформировалась депутатская группа, которая заходит в третий подъезд, за ней в дверной проем втягивается вереница журналистов. Все поднимаются на второй этаж, в квартиру №14. В ней идет ремонт. Собственники рассказывают о невзгодах, которые свалились на них после капитального ремонта дома.

Сергей Юсупов

— Я не могу сделать натяжные потолки — кровля течет, — объясняет журналистам глава семейства Сергей Юсупов. — Сейчас боимся здесь оставаться. У нас недавно родился ребенок. Я их с женой после вчерашнего происшествия увез к родственникам. Сегодня вернулись за вещами и посмотреть, что здесь творится. А что касается крыши, там на угловых стыках под шифер положили железные листы. На них скапливается снег, тает и все течет в нашу квартиру. Вчера полтора ведра воды с потолка на кухне накапало. На стенах пошли трещины.

Семья Юсуповых планировала в этой квартире жить не один год, минимум — пока не подрастет новорожденный. К моменту появления первенца рассчитывали закончить ремонт квартиры. Не успели, да и продолжить отделку жилья смогут только после того, как подрядчик, делавший капремонт, устранит брак. Но жалобы на подрядчика не принимают.

— Жена ходила писала заявление, ей сказали, что у нас нет управляющей компании, поэтому устраняйте своими силами. Я не знаю, как так получилось, что половина дома бомжатник. Квартиру покупала мать супруги, чтобы уложиться в имеющиеся средства. Ремонт начали делать в позапрошлом году.  А после вчерашнего происшествия вообще не знаем, что делать дальше.

Депутаты, осмотрев квартиру, выходят на улицу. Мы следом. Еще одна жительница дома соглашается дать интервью.

Юлия Кочегарова

— Грохот вчера был сильный. Сначала думали, что снег упал с крыши. Потом приехали пожарные и скорая помощь. Нас эвакуировали. Семь часов стояли на улице. Потом объявили, что первый и третий подъезд пригодны для жилья. Мы вернулись в дом, — воспроизводит последовательность вчерашних событий Юлия Кочегарова. —Очень страшно оставаться в нем. Там, где обвалился потолок, муниципальное помещение. Все, кто там жил, давно умерли. После этого лет 7 там обитали бомжи. Со всех помоек и свалок собирались там. Дверь была не заперта, через окна тоже залезали. Вот и довели до такого состояния. Прошлым летом по решению суда их оттуда выгнали. А они, перед тем как уйти, открыли воду. Она неделю текла на пол. Дверь опечатали, и туда никто не мог попасть. Потом как-то перекрыли кран.Там уже нет полов, отопление парит.

Дмитрий Зайцев, заместитель главы по стратегиям и инвестициям

И вот — момент истины. Колонна, возглавляемая заместителем главы по инвестициям и стратегиям Дмитрием Зайцевым, движется в злополучный подъезд, проживание в котором по предварительным оценкам небезопасно. На первом этаже в глаза сразу бросается внушительная дыра в стене рядом с массивной металлической дверью. За ней помещение коридорного типа с общим санузлом. В воздухе ощущается сильная влага.

Визитеры поднимают с пола квитанцию на оплату коммунальных услуг. Она датирована 2017 годом. В ней сумма долга 107 тысяч рублей. В комнате, где произошло обрушение, Дмитрий Зайцев делает оценку масштабам бедствия:

— Да, действительно, есть фрагментарное обрушение штукатурки. Оно подтверждено. В помещении очень влажно. Происходит перепад температур, что приводит к намоканию и разрушению штукатурки. По конструктиву дома деревянные перекрытия опираются на наружные стены. Перегородка здесь частичная, и она не несущая.

Рабочие заносят в помещение толстый брус. Видимо им подопрут ту часть потолка, где отвалилась штукатурка. После осмотра ответственные лица готовы давать комментарии. Зам председателя городской Думы и представитель «Единой России» Наталья Воробьева говорит о том, чем партия и депутаты могут помочь жильцам.

Депутат Наталья Воробьева

— Мы можем всем жильцам данного дома оказать юридическую помощь. А по результатам экспертизы будем думать, как вести себя дальше. Мы всегда находимся в контакте с администрацией, и данная ситуация на нашем контроле.На последнем заседании Думы я задавала вопрос, почему до капремонта крыши не текут, а посленего крыша протекает. Дом на гарантийном сроке. Мы этот вопрос поднимем. Установим подрядчика, и он переделает данный вид работ.

Неподалеку с прессой общается Дмитрий Зайцев. Он информирует СМИ об экстренных работах, которые проводятся на доме.

— Проводится осмотр места инцидента. В ближайшее время будут выполнены работы, обеспечивающие дальнейшую безопасную эксплуатацию дома. Жильцам второго этажа над местом инцидента предложено переселиться в маневренное жилье. При согласии на время проведения обследования и устранения последствий люди могут туда переселиться. Собственник помещения муниципалитет, доступ в него был ограничен. Установлена металлическая дверь. Она открыта третьими лицами. Есть следы их пребывания. И помещение эксплуатировалось не должным образом.

Администрация города намерена в ближайшее время провести строительную экспертизу дома. Срок ее проведения не менее 45 дней. Сначала определят подрядчика, после этого начнутся экспертные работы.

— Пока наша задача — обеспечить безопасность. Ставятся подпорки. Возможно, это избыточная предосторожность. Но для предотвращения развития чрезвычайной ситуации мы решили сделать так. Признать дом аварийным можно только по результатам экспертизы. Должна быть определена остаточная прочность конструкций и узловых соединений. Признать ветхим только один подъезд не получится. Дом представляет единый и неделимый объект капитального строительства. И признать аварийным или ветхим один подъезд невозможно.

На сегодняшний день дом №13 эксплуатируется без привлечения управляющей компании. Городской администрацией заключены с сетевыми организациями договоры на инженерное прикрытие данного дома.  Т.е.сетевики поддерживают рабочее состояние электрических, газовых и водоснабжающих коммуникаций внутри дома.

Директор ЖК «Магнитка» Евгений Лещев руководит плотниками, которые устанавливают в аварийной квартире опорный брус. Он же руководил УК «Магнитка», которая признана банкротом и прежде обслуживала дом №13. Мы просим Евгения Александровича обрисовать перспективы жильцов в части найма управляющей организации.

Евгений Лещев, директор УК "Магнитка"

— Жители никуда не хотят идти и никому не хотят платить. По этой причине и УК обанкротилась. Домом владеют жители, могут заказывать и оплачивать работы, им их будут делать. Есть понятие — непосредственное управление многоквартирным домом. Собираемость платежей с этого дома порядка 30-40%. Но на мой взгляд, пока в доме ничего страшного не произошло. Сейчас оказываем по просьбе администрации альтруистическую помощь. СТК на тех же условиях помогает. Сегодня источник парения должны ликвидировать. Могу сказать одно — жильцы нашу компанию не приглашали, сами мы не горим желанием брать дом на обслуживание, — смеется Евгений Лещев.

Будто в подтверждение его слов к дому подходит женщина с квитанциями на оплату коммунальных услуг. На вопрос сколько в доме неплательщиков, она демонстративно веером разворачивает квитанции, большинство из них красного цвета.

 


 

Фото Сергея Макарова