522
0

Земля — мать наша

На прием заместителя главы по стратегии и инвестициям Дмитрия Зайцева пришли первоуральцы, которые уже несколько лет не могут урегулировать вопросы со своими земельными участками


 

Здесь есть профессиональный интерес

Первая ситуация сильно запутана. Разбираться с ней пришли соседи по двухквартирному дому. Один из них купил половину дома, но земельным участком пользоваться не может. При покупке участок был разделен. Но сейчас дом полностью зарегистрирован на участке, которым владеет один из собственников двухквартирника. При этом адрес у дома один, а у земельных участков — два адреса. Найти, где произошла кадастровая ошибка, специалисты не могут уже три года. Единственное доказательство того, что дом расположен на двух участках, — договор купли продажи. Суд оставил ситуацию без изменений. Сейчас единственная надежда — чиновники администрации.

Дмитрий Зайцев, замглавы по стратегии и инвестициям

— Надо искать сведения, когда был разделен земельный участок, — советует замглавы по стратегии и инвестициям.

— А мы этого найти не можем, — сообщает один из собственников.

— У вас дом обладает признаками блокированной застройки. Надо провести экспертизу, которая это подтвердит, и на ее основании дом разнесется на две части с разными адресами в соответствии с занимаемыми земельными участками — это 5 и 5 «А». Но без суда здесь не обойтись. Вам следует запросить сведения из реестра, чтобы установить дату постановки земли на кадастровый учет.

Дмитрий Зайцев просит решения суда, после их изучения вспоминает, что уже с ними знакомился, и у него пока нет готовых рекомендаций.

— У вас одна половина дома сгорела. И получается, что собственник сгоревшей половины не может начать строительство. Мы ваш вопрос сегодня рассматривали с юристом — очень неоднозначный случай. Я ответил отказом о присвоении адреса дому. Ваш случай требует отдельного рассмотрения. Есть профессиональный интерес в решении вашего вопроса. Нам надо отдельно встретиться и обсудить уточняющие обстоятельства, изучить весь пакет документов, и на основании этого дать вам рекомендации. Администрация существует для вас, и вопрос необходимо решать. Консультации наших юристов бесплатные, и от них не надо отказываться. Если сочтете необходимым, снова приходите вдвоем. Сейчас надо найти выход из той ситуации, в которую вы попали.

Посетители оставляют свои контакты, чтобы получить сообщение о рабочей встрече со специалистами администрации, в ходе которой будет оказана консультационная помощь.


 

Без них ничего не решить, но кто-то из них напортачил

Встреча со следующими визитерами из Слободы начинается с извинений Дмитрия Зайцева за то, что их вопрос не удалось вынести на декабрьскую межведомственную комиссию. Речь идет об изменении зонирования земельного участка. Первый вопрос от посетителей: когда будет решение Думы?

— С марта утвержден новый состав комиссии. Сразу на Думу ваш вопрос вынести не могу, но в связи с вашим долгим ожиданием, могу в ультимативном обязательном порядке вынести его на рассмотрение межведомственной комиссии, которая соберется 15 апреля. Ею будет рассмотрен вопрос об изменении правил землепользования. После этого 10 мая пройдут публичные слушания, затем решение будет вынесено на Думу, — отвечает Дмитрий Зайцев.

— Мы решения комиссии ждем 2 года. Все это время меняются администрация, архитекторы, а без них ничего не решить, но кто-то из них напортачил, — обрисовывает картину один из визитеров.

— Посмотрите документы — земля давно в частной собственности. А я не могу строиться потому, что ее отнесли к зоне общественно-деловой застройки.  

— Я понимаю, что для того, чтобы начать застройку, вам надо изменить зону, — соглашается замглавы. — Здесь вы даже указываете на какую. Изменение землепользования могло произойти при внесении корректировок, и здесь может быть какая-то техническая ошибка.

— Мы вас не обвиняем, мы просим исправить.

— Я приношу извинения за то, что у меня не получилось сделать в декабре, как я планировал. Было много очевидных причин, которые вы перечислили. Накопилась масса вопросов. И я потребую, чтобы ваш вопрос вынесли на апрельскую комиссию. Но реализовать свои права по использованию земельного участка вы сможете не раньше июля.

— Дмитрий Евгеньевич, то, что мы сейчас предпринимаем, имеет одну цель — получить разрешение на строительство. А в законном порядке начать поднимать жилой дом он не может — часть фундамента попадает на чересполосный участок. Строить-то можно начинать, сезон идет?

— Вы меня ставите в неудобное положение. Вы вольны делать все, что хотите, вопрос в том, как узаконивать будете. Вы обязаны уведомить администрацию.

— Мы уведомили архитектуру, а нам ответили, что на нашем участке можно строить только спортивные сооружения. Ну решите уже вопрос, — умоляющим голосом просит пожилая женщина.

— Конкретно о сроках перевода земли из одной зоны в другую можно будет говорить на основании решения комиссии, оно вам будет сразу направлено. Благодарю вас за терпение. Причин отказать вам нет, — обнадеживает визитеров Дмитрий Евгеньевич.


 

Баньки, картошечка, живность

— Жалобу вашу видел, — начинает диалог с представителем битимских огородников Дмитрий Зайцев.

— А ответа нет, — разводит руками Владимир Шардаков.

— Давайте  по существу. Я не сторонник формальных ответов. Хотелось пообщаться на эту тему. Я так понимаю, есть многоквартирный жилой дом. Рядом с ним есть земельные участки, которые ранее были вам предоставлены под огородничество, — просит уточнения замглавы.

Владимир Шардаков

— Там не один дом. У нас 185 заявителей, за которыми стоят семьи. Это еще больше людей. Участки были предоставлены в постоянное пользование государственным учреждением — совхозом Битимский. Это не самовольный захват земли. А электрики электричество отключили.

— Вас с этих участков выживаю? Сносят?

— Электричества нет.

— Потому что за людьми никак не закреплены данные земельные участки, — объясняет Дмитрий Зайцев.

— Ну да нет документа, что участки в аренде. Три года назад мы отдавали документы в архитектуру, чтобы узаконить участки, которые были в пользовании с 1991 года. Это объекты хозяйственной деятельности — там поросята, утки, гуси, картошечка. Баньки стоят. В Битимке общественной бани нет. Там все для выживания людей.

— На сегодняшний день данные земельные участки возможны для предоставления без аукциона под огородничество только потому, что они вам когда-то уже были предоставлены.

— Ну да, — соглашается Шардаков. — Все съемки участков переданы в архитектуру. 15 участков одобрили передать в аренду. Остальным 160 отказ. Якобы там охранные зоны железной дороги и водного объекта.

— Вы сейчас получили согласование с железной дорогой. Но по 160 участкам вам отказы пришли?

— В том-то и дело, что нет. Но и никакого движения документов нет. И нам их обратно не отдают.

— Вы там подавали заявления об увеличении участков. Объясняю, надо уточнить планы участков. По правилам участок под огородничество, предоставляемый без аукциона, не должен превышать 4-х соток. 4,2 — это уже отказ. Это делается для того, чтобы исключить манипуляции с землей. Так как увеличение может привести к признанию участка садовым, а, значит, его можно использовать под строительство. Вы ко мне придете за разрешением на строительство, а у меня причины вам отказать не будет. Получится, что я кому-то без аукциона напилил землю под строительство. Ограничение по площади введено, чтобы строго определять виды использования земельных участков.

— Как это решить?

— Нет в законе, что человеку под огородничество дается один участок. Сделайте из одного участка два, — подсказывает решение Зайцев. — На таких участках разрешены хозпостройки, а вот с банями большой вопрос.

— Но это выльется в увеличение расходов. За оформление каждого участка надо заплатить. Плюс 2 000 в МФЦ. А земля-то в аренде на три года, — озадачивает зама по стратегии Владимир Николаевич.

— А по-другому нельзя. Тем, у кого участок превышает 4 сотки, планы надо переделывать.  Либо делать два плана и заявляться на два участка. Ну а с теми, кому одобрено, но постановление не выдано, я посмотрю и изучу. В архитектуру сделаю запрос, чтобы подняли ваши документы. Вам будет составлен ответ на ваше обращение.


Фото Сергея Макарова